Предлагаю вашему вниманию эссе, которое переворачивает сознание.

другие произведения

другие произведения (3)

Суббота, 30 ноября 2019 12:16

Сборник миниатюр

Автор

Мент

Никому верить нельзя, но мне можно.

Ищу исполнителя песни на моё стихотворение.

Но пока предисловие.

    Год 1988. В одном провинциальном городке N, жили два придурка. Было им лет по 25. В общем-то и работали, и так ничего всё по жизни было. Нормальная жизнь нормальных молодых специалистов. Объединяло же их общее желание: как бы деньжат побольше срубить. Любили фраеры на эту тему порассуждать. Тут появляется третий придурок с идеей – Вася.  Идея состояла в следующем: в одну организацию привезли из Японии два новеньких компьютера.  Пока их не установили, и лежат они сейчас себе спокойненько  в актовом зале. Никто не охраняет. А компьютеры тогда стоили, почти как машина. Васе самому они ни к чему, он в них ничего не понимает, но он может  эти компьютеры аккуратненько взять и принести всего за две с половиной тысячи рублей, оба. Никто ничего не узнает. Дело верное. Подсчитали молодые специалисты, денег на покупку компьютеров хватало. Поторговались немного и ударили по рукам. На следующую ночь придурок Вася вышел на дело. Залезть в контору труда для него не составляло. Он благополучно увёл компьютеры и притащил их в мешках этим двум другим придуркам, которые его ждали в условленном месте. Дело было сделано чисто, без лишней возни и шума. В деле были трое, лишних не было. Слово дали, что молчать будут до гроба. Век воли не видать. Получил Вася деньги, придурки компьютеры и, довольные друг другом, сообщники разошлись.

    А был у Васи друг художник Боря. Он слыл в городке интеллигентом. Любил книги читать, слушал классическую музыку и вообще был всегда из себя таким задумчивым.  Кому как не с дружбаном было Васе деньги пропить. Гуляли они неделю. Да деньги потом у Васи закончились, и дружбаны разошлись: Вася – на стройку работать, художник вдохновение искать.

    Месяц не прошёл. Громкое преступление было совершено в это городке N.  Ограбили и убили двух коммивояжёров. Челноков по-нашему.  Да ещё и трупы их сжечь пытались. Через день-другой наш доблестный участковый раскрыл это страшное преступление. И каково же было удивление горожан, когда убийцей оказался наш знакомый художник Боря. Лишился парень рассудка от вида стольких денег в кошельках им убиенных приезжих коммивояжёров. В общем, повязали Борю.

На допросах Боря, чтобы себе срок скостить, выдал всех и рассказал всё, что про кого знал. Ну и про Васю тоже всё подробно: что это он те два компьютера украл, которые сейчас ищут. Вася, мол, сам сболтнул  по-пьяни.

Тут Васю и взяли, а следом и двух придурков. Придурки хорошую тогда легенду придумали, отвертелись, и их вскоре отпустили. А вот Вася с художником сели на срока весьма немалые.

Ну вот так. Кто бы мог подумать на интеллигентного художника Борю, что он на такое способен. Внешность обманчива. Никому верить нельзя, но мне можно…

И так стихотворение для песни.

 

Мент

 

Мент, ты не бери меня на понт –

Не фраер я, чтоб сдуру стукнуть друга,

Покаявшись, как на духу, тебе,

Мент.

Базары ваши мне давно знакомы,

Ещё по-малолетке я цену им узнал.

Гнильё, мать вашу, а туда же, суки.

Подвязывай, начальник, я от тебя устал,

Мент.

Гоп-стоп. Тюрьма, родная мама,

Твой блудный сын вернулся вновь к тебе.

Не обессудь, что долго тут я не был.

Куда бы я ни шёл, приду опять сюда,

 

Где тусклая лампа,

Обшарпанный пол,

Где серые стены и нары,

Где жизнь поломата.

Маманя моя,

Бля буду, но песня не спета!

 

В этом произведении, не все слова благозвучны, но из песни их не выкинешь, это как по-живому резать.

 

Олег Малышев. 07.11.2019.  Слова песни написаны в 1990 году.

 

    Здравствуйте, читатели. Хочу внести некоторые пояснения по поводу песни «Мент». Прежде всего обращаюсь к милым Дамам :  “Я не хотел Вас обидеть бранными словами. Примите, пожалуйста, эту песню , как глупую шалость начинающего поэта. Молодость вспомнил.”

     Я не сидел в тюрьме, но от милиции разного натерпелся. В основном от сотрудников ОБХСС. В 22 года, я уже был заведующим магазином. В этой должности я проработал шесть лет. За шесть лет на меня трижды возбуждали уголовные дела. Слава Богу не сел. Но УК, комментарий к уголовному кодексу, судебная психиатрия …. В общем, чтобы не сесть мне приходилось много читать.  Сейчас основам коммерции учат в  учебных заведениях, а в 80-е всему учила жизнь.  Надо сказать выучился я неплохо. Высшего образования, правда, не получил. После третьего курса ХИНХа, ушёл в бизнес. В моей компании достаточно хорошие показатели. Порой обороты были и миллионы евро. В общем всё нормально. Законопослушный, добропорядочный член общества. Муж и отец. Мне 58, дочери 12. Кстати, мы с Катей, недавно выпустили книжку её рассказов «Легенда о волшебной скале». Тираж 1000 экземпляров. Продали 10 штук, раздарили 200.  Кому интересно, пишите, сделаю ссылку.

Я и вам хочу сделать подарок. Подарю мою застольную песню. Моим гостям очень нравится.  Говорят, что она может стать и народной.

 

Судьба-судьбинушка

 

Ох судьба- судьбинушка горькая моя

Долго ль будешь мучать твоего раба,

Чем я провинился пред тобой

Буди милосердной сердце успокой

Ой!

Молодость растратил живши почём зря,

Что ещё осталось? Только маята.

Руки опустились, голова седа

Ох судьба-судьбинушка горькая моя.

 Ох!

Сколько вёрст уж пройдено, всё трудней идти

Где найти мне силушки не упасть в пути,

Где найти мне слушки годы превозмочь,

Может все невзгоды унесутся прочь

Может наконец то обрету покой.

Ох судьба-судьбинушка, сердце успокой!

Ой-й-й !

1990г.

 

P.S. Песня «Судьба-судьбинушка» является частью моего произведения «Жизнь в ожидании чуда». Работа завершена и готовится к публикации.

С уважением,  Олег Малышев.

 

 

Человек не вписывающийся в существующую парадигму становится инородным телом, но смена парадигмы это объективный процесс в развитии общества. (Основы познания)

 

Дороги, как зеркало русской души.

  Холодное утро ноябрьского дня. Машина прогрета. Выезжаю со двора. Надо успеть проскочить между потока машин  с лева и с права. Тебя никто не пропустит. Разве, что минут через пятнадцать, кто- нибудь сжалится, или затор какой-нибудь  на дороге не образуется, и  машины приостановятся на минуту, другую. Ладно, выехали, поехали.

Впереди маршрутка, ей правила не писаны. Где хочу остановлюсь, как хочу поеду.

- Осторожно, дворника не сбей. А он метёт, время 8-30, а он метёт, ведро для мусора посреди дороги. Хорошо, хоть желетку одел. Проезжаю мимо. Не пойму, то ли наш, то ли приезжий, очень лицо помято.

Перекрёсток. Светофор. Опаньки.  Работает только один, на одной стороне улицы. Пробка. Хорошо, что небольшая, минут на пятнадцать.

Вперёд! Время подгоняет!

Ух, пронесло…. С лева, с права шашки.. Обогнали… Подрезали.. Кто как ездит, какие правила, забудь чему тебя учили в авто школе.

- Ой!. Тормози!

Хорошо, успел.

  Посреди проспекта стоит автохлам из 90-х. Сломался, всё -таки, наверное, время пришло. Деду, водителю, даже выйти и знак поставить не дают. И я не дам.. , все спешат.

Опа!  Знак прямо, с права на право. Джип, чихать на знак. С права –прямо. Очень уверенно. Уважаю. А как не уважать, за рулём харя 58-60 размера, рожа пол салона. Уважаю.

Всё, встали. До начала рабочего дня 15 минут. Полиция, сигналы, кортеж.  Власть проехала.

Можно двигать дальше.

Двинул, но недалеко. Поймал яму. Всё- таки поймал. Штук двадцать объехал, а эту всё равно поймал!

Кажется пронесло. Нет, что-то застучало. Видно стойка амортизатора. Хорошая яма! 

Припарковаться не дадут.  Обязательно подожмут. Плевать, что ты не выедешь.  Надо успеть жить..

На работу опять опоздал. Настроение испорчено. Как же я устал от хамства на дорогах…..

Что же такое должно произойти, чтобы сменилась эта парадигма…

Лето. Утро. Крит. Что тут творится на дорогах… Нет уж лучше домой, в Россию, и ничего не менять…

 

Олег Малышев.

23.11.2019

Суббота, 30 ноября 2019 12:10

ЖИЗНЬ В ОЖИДАНИИ ЧУДА

Автор

Несколько слов от автора.

Ты жаждал славы. Ты из кожи вон лез, чтобы стать чуть-чуть впереди этой взалкавшей признания своры.  Для чего?

Затерянный полустанок. Коптящая лампа в углу на стене. Пляшущий от сквозняка  огонёк. С чем я пришёл и куда уйду?  Самопознание, зашедшее в никуда. Я хотел понять себя, пытался постичь основы жизни.  Своим маленьким умом я вёл диалог со своим внутренним «Я» и пытался осознать смысл моей жизни. Поиск пути постижения истины. Дорога длинною в жизнь.

 

Это произведение было собрано как панно, как пазл из сочинений, написанных в разные годы. Сквозь пространство и время доносящееся попурри из слов, образов, мыслей…

На протяжении всей жизни меня не покидает ощущение, что я жду чуда. И события в моей жизни чудесным образом так и происходят. Взаимосвязь между моими ожиданиями и реальностью не всегда совпадает. Бывает, что случившееся событие хорошее и радостное, а бывают и довольно горькие разочарования.  И эти ощущения невольно передаются и моим героям. Так получилось и сейчас, когда я решил перечитать  некогда написанную мною  новеллу  «Когда-нибудь всё начинается». Неожиданно, но я захотел написать продолжение. Как верным оказалось это суждение, что когда-нибудь всё начинается.

 

На чём мы тогда остановились? Куда там судьба и скрытые силы завели моего барана?  Вспоминаю, что… После долгих мытарств и раздумий дождался он признания, и что шли  по улице бараны и обратили они внимание на плакат «Эволюция мяса. Этапы большого пути».  Стали спрашивать - а что это, а как?  И понеслось тут и закрутилось, и получилось всё, о чём даже и не мечтал баран.

 

И уснул он счастливым, с радостным ожиданием нового дня, но мечты его… Они сбылись только во сне…

 

Не долго спал баран, под утро проснулся он от непонятного шума. Открыл баран глаза и видит, что лежит он на уже остывшей печи и нет вокруг никого из радостных его почитателей. А это мышь пищит, шныряет по углам, поесть ищет. Разбудила только. Теперь и самому есть захотелось. Вставать надо, а не хочется.

 

Хорошо лежать на печи и ждать у моря погоды. Ждать, что хотения твои исполнятся, что Хозяин снизойдёт исполнить их. При этом надеяться, что так и будет, и верить в  исполнение желаний и что Хозяин услышал просьбы твои. Понимая всю иллюзорность своих ожиданий: и что Хозяин там, а ты тут, и какое ему есть дело до тебя.

 

Думай, не думай, но думами сыт не будешь. Попытался баран проанализировать, кто в его горемычной судьбе виноват, почему всё так получилось.

Выходило, сам он не виноват. Стало быть, это другие бараны виноваты и хозяин, видимо. Во как, хотел быть хорошим и полезным хозяину, а тут и винить его уже начал. Конечно, а кто как не он. Конечно, это он во всём виноват. И трава жёсткая, и нога болит, и не платит он мне добром за все мои хорошие мысли о нём. Надо быть мудрым по-своему, по-бараньи. Тоже мне, считает, что можно мной понукать, как хочешь, что я ни на что не способен и ничего не смогу придумать.  Посмотрим. Нет мудрее меня никого.

 

Так домудрствовался баран до  самых мудрых своих мыслей. Возомнил баран себя человеком.

 

- Всё, я человек! Я один баран – среди баранов – человек!

 

А раз так, надо мне увековечить мою мудрость в веках, для потомков. Может, мемуары написать или трактат как жить надо?  Нет, мемуары – это как некролог самому себе. Не интересно, я и так знаю, какой я есть. Потомки не поймут. Здесь человека вживую видишь и не понимаешь, что он за человек, а тут, поди, через лист – исписанный – кого разгляди. Нет, это, конечно, хорошо, что о себе можно всякое написать. Но будет ли это правдой, а не твоими мечтами и представлениями? Это большой вопрос.

 

Решил тогда баран ни много, ни мало книгу мудрости своей написать. Мудрое решение. И тут же мудро решил отказаться от этой затеи. Не насмешить бы народ. Как бы первая глава и последней не стала. Ведь есть же уже «Книга притчей Соломоновых». И нет книги мудрее.

 

Но всё же я попробую написать и свою. Что Бог даст, то и получится (Какая же это вредная привычка писать-сочинительствовать. Один раз попробуешь – на всю жизнь останется).  Итак...

 

Книга бараньей мудрости.

 

Эть, а написать-то ничего и не могу: ни строчки, ни мысли, - вдохновения нет.

 

Тут голос раздался:

 

- Нет и не будет! Возомнил ты себя, баран, мудрецом и писателем.  А знаешь ли ты, кто  в этой жизни всеми нами правит, кто распоряжается и твоей жизнью? Ничего ты не знаешь! Это он, наш хозяин Сатана, помогал тебе писать. А ты, ничего не понимая, решил  Христа прославлять, а не возблагодарил ты истинного твоего благодетеля. Неблагодарный. Не позволим мы тебе идти супротив господина нашего. Ты напишешь, что мы позволим тебе, и исполнишь ты волю нашу, или ничего более не сможешь написать и помрёшь ты посрамлённый людьми от невежества твоего. И слово наше – закон.

 

-  Не верю! Не хочу. Не хочу верить. Дай мне силы, Господи, противостоять духам нечистым! Дай мне силы и мудрости!

 

- Очнись, баран! Не прельщай себя надеждой.  Вот ты хочешь написать сочинение «Жизнь в ожидании чуда», а не понимаешь, что жизнь в ожидании чуда – это жизнь, лишённая смысла. А мы – уже давно! – лишили смысла твою жизнь. Ты безумен. Неужели ты этого не видишь? И это только начало. Беги скорее в церковь, молись и кайся. Глупец.  Оберни голову, посмотри, это я следую за тобой тенью. Я читаю твои мысли. Скажи спасибо, что ты вообще ещё жив. А он мёртв, он уже две тысячи лет, как мёртв. Люди, люди его распяли. Как преступника, как злодея. Не меня, заметь, не меня. Что изменилось за эти две тысячи лет, что? Люди стали добрее, честнее, они бескорыстны, какая из придуманных добродетелей восторжествовала? Будь честен хотя бы перед самим собой. На кого ты уповаешь? Миллионы людей убили христиане, убили во имя Христа, и во имя церкви его. Ты не прогонишь ни меня, ни свои мысли. У тебя нет ответа. Ответ только один, преклонись предо мною. Я милосерден, я прощу. Ты получишь всё, о чём ты мечтаешь. Почти всё. Всё, от жадности твоей, ты не вместишь, да и другие есть, кто служит мне. Служит давно и с усердием. Но ты мне нравишься, я за тобой с детства наблюдаю. Ты подумай, если я такой плохой, почему Бог не уничтожит меня? Потому что я ему нужен, как и ты, мне нужен. Поэтому ты и жив ещё. Ты многого не знаешь, но я тебе открою один секрет – ты не такой, как другие. Ты один из нас, но эта часть твоего мозга сейчас заблокирована, и ты этого не помнишь. Ты не сын своих родителей. Чей ты сын?

 

- Нет!

 

- Да. Твоя мать очень хотела ребёнка. Она молила Господа, и он услышал её. Когда Он спросил нас, кто хочет пойти и стать для неё сыном, вызвался ты, тебе стало жалко эту женщину, ставшею тебе матерью. Но ты сам так и не стал человеком.

 

Задумался баран. Может, правду говорят демоны. Я ведь и сам догадывался, что я не такой, как все. Я это чувствовал с самого раннего детства. И я чувствовал, что мне кто-то помогает, много таких случаев было. Кто что знает? Никто ничего не знает. Может, совсем я из ума выжил. В какие выси занесло. Вот оно как, надо же, породнился с самим Сатаной.

 

Но чувствую, врёт.  Все врут, и врут все обо всех.  И этот, наверное, врёт, какой он мне брат.  Не всё, что похоже на правду, правдой и является. Надо мне самому во всём разобраться. Поймать мне надо дьявола, или на худой конец духа какого нечистого. Задам ему трёпку, он мне всё и расскажет.                                                                                                                                                                                                                                                 Подожди, подожди, я придумаю, как тебя поймать за хвост, схватить тебя за бороду. Посмотрим, какой ты родственник.

 

Дьявола я решил ловить завтра с утра. Надо было выспаться перед важным заданием.

 

А как поймать того, которого никогда не видел? О котором знаешь, что он есть, ну и всё. Говорят, что он с хвостом, обросший шерстью и с рогами, на козла похож. Говорят, а кто его видел? Тут объявили, что дьявол манипулирует человеком на уровне нейронов головного мозга. И это его желания мы исполняем, неправедно живя. Пришла мысль, соблазн, искушение – и вот раз, и согрешил.  Нет, определённо надо его поймать, да ещё и привязать где-нибудь, чтобы не безобразничал.

 

Первый день прошёл безрезультатно. Дьявола я не нашёл и не видел. Правда, раз так пять за день я согрешил, как-то заранее и не собираясь.  Вот, науськал меня Сатана согрешить, а сам как-бы и ни при чём. Шайтан какой-то. Ладно, изберём другую тактику. Я сделаю вид, что готов согрешить, немного притворюсь. Может, удастся его провести. Приблизится он ко мне, а его тут цап-царап – и наши в дамках, ваших нет. Завтра с утра будем проверять.

 

Утром как проснулся, решил я  изобразить из себя ленивца. То мне лень, это мне лень, а этого я не хочу. Удивительно, всё, как и есть, и изображать ничего не надо. Я и так настоящий лентяй. Такое поведению должно понравится дьяволу. Духи его нечестивые так ему и донесут, что день начался хорошо, пошёл, мол, человек верным путём.

 

Ленился я  до обеда. Но за столом лениться перестал. Поесть надо, надо набираться сил для борьбы с нечистой силой. Что вкуснее, то мне и полезно, и съесть я могу этого побольше. В общем, совершил я грех обжорства. Но с благими целями – вёл подготовку к борьбе с искушениями.

 

Дело к вечеру. Хорошо бы и выпить чего, для того чтобы упорядочить буйство мыслей.

 

Но тут я вспомнил, что мудрым стал. Отказался я от этой затеи, помятуя, чем закончилась моя последняя пьянка. Эх, не хочу вспоминать. Аж в сердце кольнуло. Это дьявол, видно, заворочался, предчувствуя себе беду.

 

А я молодец, возгордился своим воздержанием. Так прельстило меня быть собою, гордым и мудрым. Не понимал я, что быть прельщённым тщеславием и жить надеждою окрылённым – это разное миропонимание. Хотя, честно сказать, мироощущение очень схожее и разобраться в этом совсем не просто.

 

Так и день прошёл. А к ночи воображение разыгралось. Всё открыто, бары, рестораны, девочки… А тут, как баран, лежишь с бессонницей, переживаешь, мудрствуешь. Уснуть бы скорее.

 

Искушение. Соблазн. Вся дьявольская сила ведёт борьбу с человеком. Это испытывает каждый человек в своей повседневной жизни. Этому испытанию подвержены все. Для каждого из людей они, наверное, свои. А дьявол, он здесь, он умеет ждать, он найдёт мгновение, когда своими желаниями уже будешь управлять не ты, но он.

 

Но мы сильнее обстоятельств. Духом силён человек.  Истинно. Нищие духом эту силу познают.

 

Воодушевлённый спасительной идеей, перекрестившись, я решил, что всё, начинаю новую жизнь.

 

Ну, старый чёрт, древний змий, мы с тобой ещё повоюем. Посмотрим, кто кого.

 

И что-то мне так легко от этой мысли стало,  что ещё не поздно, что и я уже мудрость обрёл, будучи живым, перевоплотился, и  дух, что во мне, воспылал.

 

Так  стало от этого на душе хорошо. А от постижения мною мудрости, что и впрямь мудрым жить лучше, меня вообще от гордости так и распёрло. Что забыл я все свои наставления и  многообещающие идеи. Потерял я совсем осторожность.  И вот тут-то дьявол меня и подловил. Гордыня – великий грех. Во многих лукавых помыслах она главенствует.

 

В шуме ветра и листвы отчётливо слышится шёпот:

 

- Хочу я тебя предостеречь. Не хочу я смерти твоей. Я расскажу тебе о себе. Об этом мало кто знает.  Господь Бог – отец мой, и я был старшим и любимым сыном его. Был. Пока не оклеветали меня. Отец мой суров и скор на расправу и, не разобравшись, проклял меня. Это долгая история. Скажу тебе только, что я поспорил с Христом. Я хотел дать людям земным жизнь, подобающую людям. Жизнь создана отцом моим, и я просил его сделать людей счастливыми на этой земле. Ничего нет невозможного для создателя. Христос обманул его, пообещав людей сотворённых привести к нему как истинно им рождённых, и что будут они детьми божьими. А царствие небесное, домом их наречётся. И пусть люди на земле страдают в ожидании этого чуда. Ты хочешь – верь, хочешь – нет. Оглянись вокруг, и ты увидишь, что я говорю правду. Ты не хочешь слушать. Глупец! Ты уже потерял рассудок и объективное восприятие реальности. Мне жаль тебя.  Безумец, ты ищешь мудрости, ты достигнешь её ценою собственной жизни. Но прежде ты потеряешь  себя. Ты потеряешь честь, уважение близких, ты станешь ничем. Доказательством этому станет твоя жизнь. А я подожду, я умею ждать, и на это тоже есть воля божья.

 

Я не хочу в это верить. Мудрость, как мне тебя не хватает. Мудрость, дай силы жить!

 

Жизнь скоротечна.

Но если жить в понимании, что жизнь вечная (по воле Господа так бывает), то и мудрость твоя тебя не покинет. Только, скорее всего, в будущем тебе надо будет постараться её найти. Куда её занесёт, как она видоизменится при твоём перевоплощении, ты никогда не узнаешь. Это большая тайна. Это сможешь ты понимать подсознательно, когда вновь будешь рождён, уже в новое время и в новом теле. Скорее всего и жить ты будешь, как подсказывает тебе опыт и мудрость твоей прежней жизни. Другой вопрос, какие сюрпризы тебе приготовит твоя новая жизнь, какой она будет и когда?

 

Всё вернулось на круги своя. Виток спирали во времени и пространстве. Говорить о Боге не буду, понимая, что богословие неуча – это пустословие и до греха не далеко. Никто из живущих и прежде живших людей истинной правды о Господе не скажет. Не дано постичь человекам своего Творца. Искать должно и можно, но найти… Как, кому Он откроется, для всех ли это бывает… Этого я не знаю. 

 

И прочитать об этом нельзя. Ответа на этот вопрос даже священные книги не дадут. Прочтя их, ты осветишь свой путь к познанию. К познанию самого себя, а это важно. Прочтение  мирских книг – тоже благо. Во многих книгах покоится мудрость ушедших умов. Самое главное – это суметь понять. Понять, что хотел сказать автор. Для этого тебе и пригодится твоя врождённая мудрость. Видя один и тот же предмет, все думают о нём по-своему. Тем паче прочтение книги. Лучше, когда семя ляжет во вспаханную землю.

 

Есть в мире вещи, которые происходят быстрее, чем появляется человеческая мысль, – это промысл Божий. И воля Господа есть его основа.

 

Независимо от тебя наступит момент, когда поймёшь, что как прежде жить уже не хочешь, а как жить по-новому – ещё не знаешь. Это происходит, потому что прежняя мудрость тобою впитана сполна, а новая ещё не рождена тобою. Рождение новой мудрости и есть смысл твоей нынешней жизни. Твоя новая мудрость прирастёт к мудрости минувших дней. Она окрепнет и обогатится. Потребность в этом перевоплощении, желание этого – это и есть рубикон событий. Хорошо, если ты его сможешь разглядеть как можно раньше. Молись об этом. Новая жизнь зарождается задолго до твоей кончины.

 

Поучать тебя – кто дал мне на это право? Могу лишь только дать совет. Не испытывай долготерпение Господа. Сурова может быть кара Его. Попустительство своим похотям приближает конец.

 

Жизнь подвела меня к черте, где предстоит сделать выбор. Мне предстоит решить, как жить мне дальше. Влачить существование, своим крестом называя всю гнусность греха, или попытаться начать жизнь сызнова как с чистого листа.

 

Казалось бы, зачем рассуждать о свободе выбора? Выбор очевиден. Но тревожное чувство не покидает меня, я вижу, что я опять пытаюсь себя обмануть. Ведь я отчётливо понимаю, что суть жизни идти в небытие, и каким бы я ни был, вечность примет меня. Каким бы я ни был.

 

И только сейчас ты поймёшь, что такое Искушение. Искушение, когда оправдания твоей слабости уже не будет. Твой разум, твоя душа, твой дух будут  свидетельствовать об истинности твоих желаний. Себя не обмануть. А дьявол, он подождёт, он умеет ждать… 

 

Грешить и каяться… Это возможно детям малым, но мужу, коим ты стал, раз ты подошёл к рубикону, жить так уже недостойно.

 

Сейчас, когда я всматриваюсь вдаль дней моей молодости, я думаю, что моя жизнь могла бы сложиться, наверное, иначе, чем она нынешняя. Мне остаётся только сожалеть. Сколько было возможностей, сколько было событий, где я поступал глупо и трусливо. Сегодня мне стыдно, бесконечно стыдно за это.

 

Но  этот укор может стать именно той точкой отсчёта, от которой я смогу оттолкнуться к жизни новой. И, возможно, мне удастся прожить оставшееся мне время более достойно.

 

Я должен выдержать все испытания. Я должен выдержать всё. Не будет мне без этого жизни. Я не могу сломаться. Я не имею права.

 

Ложь. Это я опять пытаюсь себя обмануть. Внутренний голос нашёптывает мне:

 

-  Не верь. Ты имеешь право на всё. Тебе всё позволено и разрешено. Нет на  тебе греха. Раз создал тебя Господь таким, что тебе до осуждения другими. Что тебе стыдиться других и мучать себя? Если бы он захотел, то и ты был бы другим. Ты мог бы быть каким угодно. Но Господу было угодно сотворить тебя таким, какой  ты есть. Ты – это ты.  Оставайся самим собой. Не лукавь и не притворяйся. Не бойся, не вменятся тебе в вину мысли и поступки твои. Ты свободен в выборе. Не верь лживым учителям твоим.  Придуманной своей святостью они увлекают тебя.  Ну, создал их господь другими. Что из того? Пусть они и живут по-другому. Твоя жизнь свята. Разверни душу, и ты увидишь, что я говорю правду. И истинны слова мои.

 

Не ты первый. Что Иуда, предатель? Он исполнил, что было ему поручено. Он  не убоялся быть проклятым в веках. Кто более свят? Тот, кого восхваляют, или тот, кто пожертвовал собой, зная, что будет обесчещен? Внимай. Внимай, церковным догматам вопреки. Они уже себе все грехи простили.  Внимай, и ты станешь свободным. Пусть не терзает тебя мысль, что будет там, этого тебе никто не скажет, да и никто и не знает. Кому героем быть и кто им был.

 

Жить в неведении – это удел жизни человека. Надежда то появится, то исчезает, и дух уныния витает в вечности.

 

-  Поэт. Ты хоть срок ожидания чуда твоего уточни. Не будешь же ты ждать бесконечно.  Молитва. Надежда. Ожидание.  Сколько это безумие будет длиться? Самому не смешно? Ничего же не происходит. Видно, у твоего Господа промысл другой о тебе. Задай этот вопрос своему сознанию. Какой ты получишь ответ?

 

Уже скрипят под тобою ступени. Ступени на эшафот.

 

Всё может измениться мгновение спустя,

И небо прояснится от долгого дождя,

Разгонит ветер тучи и солнышко взойдёт –

День новый наступает, а прошлое уйдёт

И я уже не вспомню, как жил я без тебя.

Всё может измениться мгновение спустя.

 

Так было когда-то. Так было когда-то давно. Юношеская любовь. Через года мне, умудрённому сединами, радость обнажённых чувств уже не доступна. С годами сердце обросло толстой кожей, и оно огрубело. Ничто так не радует, и нет места в сердце пьянящему сумасшествию любви. Выдержанная сдержанность, а это совсем не то. Это хорошо, это правильно, но это не то…

 

Где подчерпнуть мне былую радость бытия? Где этот источник радости? Как ощутить естественную радость от  осознания мысли, что ты живёшь? Я не потерял интерес к жизни, но находиться в нервном напряжении постоянно –  невероятно тяжело. Мысли о том, что случайностей в этой жизни нет, и по большому счёту, вся она расписана наперёд, очень угнетают. Религиозное учение успокаивает, но успокаивает только на время.

 

Изменить ход событий, начертанных судьбой, - возможно ли это? Хочу ответить: Да!  Я свободен сделать свой выбор и принять решение, которое считаю правильным. Но какой мерою ты измеришь жизнь. Жизнь, о которой ты ничего не знаешь. Ты принял её, а по прошествии лет лишишься. Вечное противостояние верою живущей души и немощного тела. Вечное противостояние добра и зла.

 

Вновь голос:

 

- Ты хорошо написал. Мне нравится. Но ты написал не всё.

 

От ветра шевельнулись шторы у открытой балконной двери. Я знаю, что я дома один. Но нас двое. Я интуитивно понимаю, что он здесь.  Безумие, психическая болезнь? Меня влечёт  желание перейти все законы. Я ведом к сознательному противлению истине. Я готов совершить, что мне будет приказано. В какой это будет день, когда это произойдёт. Что должен я буду совершить?

- Ты этого не узнаешь.  Тебя убьют раньше, чем ты осознаешь, что ты сделал.  Но знай, тебя  убьёт наученный тобою человек, и он это сделает из самых лучших  своих побуждений.  Коим ты сам имел “мудрость” дать жизнь. И этим человеком будешь ты. Прощай.

 

Шум ветра за окном. И раскаты грома.

 

- Ты поверил, что я уйду? Раскаты грома, как оглушительный смех. Глупец!  Нет, я всегда буду от тебя недалеко. Всегда. Всегда и везде.

 

Сколько лет прошло. А так, собственно говоря, ничего  и не изменилось. Я пытался сбежать от жизни в мир грёз и ничего не нашёл, я хотел изменить свою жизнь, но это оказалось для меня невозможным. Ничего не получилось.  Я всегда готов оправдывать свои ошибки, и вчера и сейчас, моя совесть всегда найдёт себе оправдание. Я, как мне видится, наверное, лицемер и фарисей.  За столько лет исканий я так и не нашёл в себе сил жить по тем законам, которым учит Христос. Я думаю о плотских утехах, о мирских заботах и хлопочу о хлебе насущном. Нет-нет, в молитве вспомню о душе, но, помолясь, тотчас и забуду. Да и молитвы мои в основном о всяком житейском деле. Что до Души, она меня не беспокоит. Её видно совсем, совсем мало, почернела, и в грехах её уже и не видно. В общем, сейчас разговор идёт не о грехе, как таковом, а о той внутренней пустоте, которая всё поглотила. Эту пустоту нечем заполнить, она бесконечна. Но я должен жить. Я должен жить так, чтобы мне не было стыдно держать ответ, когда пробьёт мой смертный час.

 

Заброшенный полустанок. Коптящая лампа в углу на стене. Пляшущий от сквозняка  огонёк. На лавочке сидит одинокий, заблудившийся во времени странник. На его коленях лежит небольшой потёртый саквояж, а в нём его самое большое богатство – завёрнутая в тряпицу тетрадка со стихами и собранной мудростью.

 

Человек открыл саквояж, развернул тряпицу. Тетрадка с пожелтевшими страницами.

Я когда-то писал стихи, перекладывая и подбирая слова, я пытался найти истину, затаившуюся между  строк. Обратив свой взор в вечность, надеялся познать себя.

 

 

Что уготовлено судьбой для нас с тобой,                                                                               

То нам не ведомо, но Господу угодно,                                                                          

И лабиринтом жизни Он нас по ней ведёт.                                                                   

 

Судьбы дорога – узкая тропа,                                                                                                   

Где жизни вехи время застолбило,                                                                                

Нам суетою вымастивши путь.

 

Велик соблазн судьбу предугадать,                                                                              

Жизнь рассчитав, покоем насладиться,                                                                                  

Но обретя его, однажды потерять,                                                                              

Понявши вдруг, лишь в суете забылся,                                                                              

Упившись суетою, как вином.

 

1999г.

 

Своё нутро я вывернуть хочу,                                                                                                    

Всю грязь и нечистоты разом,                                                                                         

Брезгливость подавив, я их разворошу,                                                                          

Найти хочу я душу.

 

Её спросить хочу:                                                                                                                

Ты от чего болишь, что сталося с тобой, что свет мне стал немилым?                        

Ровесница веков отпеть ли не спешишь меня живого, всё ещё живого.

 

Ещё хочу спросить, что сталося со мной, что жизни дар я ныне принимаю болью, садящей сердце смертною тоской.

 

Что сталося со мной? Хочу спросить у боли, как знать, быть может именно у той, что и была моей душой.                                                                                                 

Жила во мне не узнанной, не понятой, не нужной.

 

Своё нутро я вывернуть хочу,                                                                                         

Всю боль и горечь примиренья с нею. Рассудку вопреки я их не устыжусь,               

а разложу на паперти признаний,                                                                                    

Где кто-нибудь авось подаст.

 

Мне, может, и немного, да подаянию тому я буду рад.

1997г.

 

Могу кричать и биться головой о стены.                                                                        

Могу молиться, плоть свою распяв.                                                                                

Мне многое дано, что выбрать как – не знаю,                                                                     

А, может, за меня уж выбрано давно.

И проклят я и отдан сатане на растерзанье,                                                                 

Живя среди живых, давно уж погребён…

Бог знает, что сейчас со мной, что было прежде,                                                           

И что вскоре будет, но Он молчит.

 

И тишиною давит пустота.

 

1999г.

 

Судьба-судьбинушка

 

Ох, судьба-судьбинушка, горькая моя,

Долго ль будешь мучать твоего раба.

Чем я провинился пред тобой,

Будь милосердной, сердце успокой.

Ой!

 

Молодость растратил, живши по чём зря.

Что ещё осталось? Только маята.

Руки опустились, голова седа.

Ох, судьба-судьбинушка, горькая моя. Ох!

Сколько вёрст уж пройдено, всё трудней идти.

Где найти мне силушки не упасть в пути?

Где найти мне силушки годы превозмочь?

Может, все невзгоды унесутся прочь.

Может, наконец-то, обрету покой.

Ох, судьба-судьбинушка, сердце успокой!

Ой-й!

1998г.

 

Скрип двери вдруг нарушил тишину, и в дверном проёме появилась баранья морда, а потом и сам баран. Баран был грязный и тощий. Путник смотрел на барана, баран на путника.

- Тебя-то, кудрявый, каким ветром сюда занесло?

 

Баран немного так смутился и рассказал:

 

- Угораздило меня какую-то травку-былинку, цветочек красненький на поле съесть. Что был то за цветочек, не знаю, но действием он обладал сказочно волшебным. Мудрость вселилась в меня. Почувствовал я себя настолько мудрым, что возомнил себя человеком. Вот каким мудрым я стал. Вздохнул баран. Решил, значит, я книгу мудрости своей написать. Да ничего у меня не вышло. Обернулись против меня все силы тёмные, и мудрость моя обратилась в ничто. Не мудрость мне видится, тогда вовсе я обрёл, а духом гордыни был обманут. А сейчас нет ни музы, ни вдохновения. Все копытца сбил, чтобы их найти. Не нашёл. А дело к зиме. Ни дома нет, ни хлеба. Иду, бреду сам не зная куда, вот тебя встретил…

 

Усмехнулся человек.

 

- В чём-то мы с тобой, баран, похожи.  И я иду, Господа ищу.  И как птицы вольные и звери лесные, которые летом поют и беззаботно веселятся, а зимой, в холод и голод ищут человека, тянутся к его очагу, прося тепла и хлеба. Так и мы, люди, когда нам плохо, к Господу идём, Его ищем. Я тут даже стишок про это написал.

 

Как нам порой бывает нужно, увы, ненужное понять.                                                  

Как нам порой бывает сложно забыть о том, что невозможно.                                   

Как трудно нам и как легко вновь отказаться от того, что предлагает память.

 

Как долго боль терзает нас за миг свершённого греха, где глупость наша гордость, ряжась, внезапно злобой стала,                                                                                       

Убив и без того ничтожный разум наш!

 

Как разум наш упрям и толстокож, что только боль способна вразумить, что он ничто пред тем, кто создал нас подобными себе в один из дней при сотвореньи мира.

 

Как тщательно пыжится разум, как рыщет он, спасения ища                                             

Для нас, в саду Эдема вкусивших от запретного плода,                                                          

и наготы своей, страх от него познавших.

 

Как век наш скоротечен, как быть счастливыми успеть желаем мы,                                         

Твои Господь лукавые рабы,                                                                                            

Презревшие Тебя, когда вольны мы были, возвавшие к Тебе, когда беда пришла.

 

Что человек? - Душа живая.  Рождённый жить глупцом, взирая на мир, в котором он живёт. Что человек? За грех он изгнан был из рая. Его почтенью научая, жизнь болью учит, попуская и на земле грешить. Что человек?

 

- А ты говоришь, баран. Знаешь, а я тебе смогу помочь. Есть у меня немножко мудрости, вот она в тряпице лежит. Я её всю жизнь копил, правда, немного мне совсем удалось скопить. Но ничего. Я подарю её тебе, и ты сможешь написать свою книгу.

 

Жесткосердие не даст быть человеку счастливым. От состояния души зависят и жизнь, и вечность. Душа, потерявшая сострадание, не сможет вместить любовь. В сердце человека, где умещаются и ад, и рай, проходит рубикон мудрости, но не всякому  человеку, подошедшему к нему, дано его перейти. Твоё будущее зависит от тебя сегодняшнего, от тех поступков, которые ты совершаешь сейчас, от тех мыслей, которыми руководствуешься. Только верою ты достигнешь глубины познания. Верою в Любовь! Уповай на Господа, дабы он услышал молитву твою.

Обрадовался такому везению баран: «Теперь-то я точно человеком стану».

 

Фантасмагория реальности. Реальность фантасмагории. Всё переплелось.

 

Зачем я это написал? Размышления никому не известного автора.  Но я верю, я чувствую, что моя работа кому-то нужна. Не знаю сейчас, потом, когда. Но она НУЖНА. Это возможно тщеславие и претенциозность бездарности, но это и моё глубокое убеждение и только время рассудит сумасшедший ли я.

 

Прости меня, Господи!

 

Нет для меня более мудрости, как молитва. Молитва, выстраданная мною. Ничтожен человек. Только на милость Господа могу уповать и только от Него могу ждать помощи. Это и есть моя жизнь в ожидании чуда.

Осознание силы молитвы – это есть первый росток.

 

Всмотрись человек, и ты увидишь, как многое ещё произрастёт. Вернуться в прошлое и изменить ход событий ты не сможешь.  Ход истории вечен и необратим. На скрижалях памяти записано твоё будущее и, если суждено, награда тебя найдёт, или расплата  по делам твоим тебе воздастся. Не тешь себя надеждой, что не произойдёт всего этого. Это неминуемо, а пока живи до поры, оную уже обозначило время.

 

И ты, баран, прощай, помни истину: твоё будущее начинается уже сегодня, сознательно его выбирай, а мне пора идти, ждать нечего, поезда, видно, здесь больше не ходят.

 

24.09. 2019г.

 

 Олег Малышев.

 

Послесловие

 

Л.Н. Толстой о своей работе «Исповедь» сказал, что это произведение является вступлением к ненапечатанному сочинению. Да, так оно и есть. Мои «Ступени на эшафот» это и есть это ненапечатанное сочинение.

 

Не скромно?! Такого не может быть?! Откуда мне знать?!  

 

Я это знаю. Я это чувствую.  «Ступени на эшафот» и «Жизнь в ожидании чуда»!

 

Прельщён самомнением?  Ведом искушением, соблазном гордыни и тщеславия?

 

Страничка из дневника.

 

13.11.1995г. 18-40.

 

Когда ещё не было ничего. Был дневник … и желание жить.

«Нет сюжета, или он есть. Жил человек вообразивший себя гениальным писателем и он написал книгу, которая стала бестселлером. Почему? Потому, что в этой книге ложь стала правдой. В неё поверили люди. Невозможно было не поверить. Писатель и сам поверил в то, что он написал. Он создал другую реальность своей жизни. Он стал жить в другой реальности.

И был другой человек, который прочтя эту книгу, понял, что этот писатель устал жить и хочет умереть, что ищет он смерти. Этот человек решается убить писателя. И найдя возможность, он его убивает.

Убийцу схватили и бросили за решётку. Через некоторое время убийцу посещает дух убитого им писателя. И не только посещает, но и дух этот входит в этого человека.

И вот этот дух рассказывает убийце всю правду о писателе. Убийца от открывшихся тайн, приходит в ужас и перевоплощается по духу в писателя.  И он начинает видеть мир глазами писателя и говорит то, что писатель не успел сказать.  По началу слова убийцы вызывают только хохот, эта  его правда настолько дика, что его действительно считают сумасшедшим и помещают в сумасшедший дом. Теперь убийца в полной мере ощутил себя убитым писателем, с той лишь разницей, что писатель мёртв. Есть другая плоть, плоть убийцы. И тогда, только тогда убийца понимает ( ТВОЯ МЫСЛЬ И СЛОВА ВЛОЖЕННЫЕ В УСТА ДРУГОГО  НЕ ДОНЕСУТ ИСТИННОГО, И  СЛОВО ИЗРЕЧЁННОНОЕ ТОБОЙ - ЕСТЬ ЛОЖЬ. ПЕЧАТЬ ГОСПОДА, ЛЕЖИТ НА СЕРДЦЕ ТВОЁМ.)  как писатель любил жизнь и как он хотел жить. Но увы, слишком поздно. Суд признал убийцу вменяемым и виновным. Утром следующего дня приговор приведут в исполнение.

Последняя ночь. …»

 

Я её создал, эту другую реальность. Я живу в ней, в этой другой, в параллельной реальности... ,

 

16.11.2019г.

 

Эпилог.

 

Эпилог будет написан, но напишу его, увы, уже не я.

Вторник, 23 июля 2019 09:10

Бонсай

Автор

Бонсай

          То, что я человек умный это видно сразу. Иду я по улице и сразу видно, что идет умный человек. Я неумным даже притвориться не могу, все это так умно у меня выходит. И не знаю я, кто это от большого ума горюет. Мне мой ум даже скучать никогда не дает, он мне такую жизнь устраивает, хоть разорвись. Вот, недавно был я безработным, так додумался писателем стать. Писателем быть хорошо. Книжки писать разные можно, гонорары получать. Опять же на работу ходить далеко не надо. Встал утром, одел халат и тапочки, вот уже и на работе. Ручку взял, тетрадку пододвинул уже и работаешь. Решено – сделано. По случаю того, что любимую работу я себе нашел, я сходил в магазин и купил бутылку водки. Грех не выпить, когда есть за что. Я и выпил немного, грамм сто. Отодвинул рюмку, взял ручку, открыл тетрадку. Тишина. Наверное, чего-то не хватало. Налил я себе ещё, потом ещё, потом немного ещё и оно пришло ко мне вдохновение: «Я пьян, ни разума, ни мысли. Хочу сказать не знаю только что. Зачем выдумывать, зачем искать сейчас того, что хочешь, а что хочу я сам не знаю. Сижу пишу вульгарно, ну и что. Мне хорошо. Какой есть в мыслях толк, когда они проходят сквозь гамму и туман извилин мозговых...». Через пару часов я понял, что я рожден не только писателем, но и поэтом. Озаренный вдохновением я творил: «Ночь, четыре тридцать пять утра, пишу стихи. Хочу понять всю пошлость рассуждений... дальше неразборчиво... но как бы ни было я знаю все равно пыльцы свет белый воцарится радостью весенней, тюльпанов вечный путь...».

            Проснувшись утром я понял, что на работе пить нельзя, или мне надо менять работу. Хорошо, что поиск ответа на извечный вопрос русской интеллигенции «Что делать?», как всегда для меня не был томительно долгим и вскоре я понял, что ещё лучше работать философом. Что есть мысль? Это нечто – будучи ничем. И этого главное много и покупать его не надо. Вот его бы еще и продать. Эх, жизнь была бы.

            К сожалению, для того чтобы твоя философская мысль была востребована ты должен быть уже умершим и желательно давно, что для меня не совсем подходило. А посему я вынужден был предаваться размышлениям о суетности моего бытия совершенно бесплатно.

           

И вот, однажды, когда я, лежа на диване, листал старые журналы, в общем-то и не питая особых надежд на то, что прочту что-нибудь интересное (воистину не знаешь где найдешь!), на одной из страниц я и увидел его – карликовое дерево в цветочном горшке – бонсай. Я понял, это была она, удача, моя синяя птица. Бонсай у нас рос повсюду. В лесопарке, что был расположен недалеко от дома он был представлен во всем своем многообразии. Чего там только не было елочки и сосенки, дубки и каштаны... Молодая поросль зеленела и радовала глаз, шорох листвы согревал, шепча, что скоро зашелестят купюры и в моих руках. Душа цвела и пела. Вечером, взяв лопату, я выкопал пару елочек, но, придя, домой мне, стало ясно, что, просто пересадив в горшки мне эти елочки за японский бонсай продать, будет непросто, уж больно горшки были похожи на наши российские. Не долго думая, я покрасил горшки желтой и коричневой красками, белой краской нарисовал по три иероглифа, срисовав их с китайского термоса, покрыл горшки паркетным лаком и поставил их сушится на батарею. Елочки на время оставил в ведре с водой. Вскоре краска подсохла, насыпав в горшки земли, я пересадил туда елочки, набросал по верху мелкой гальки, набранной мною на обочине дороги, посыпал песком, полил и японский бонсай в количестве двух штук был готов.

            Дело оставалось за малым, продать. И кому как не мне, человеку, имеющему стаж работы в сфере советской торговле было не знать, как это сделать. Однако смущало то, что наш город хоть и имел статус областного центра, но все же был он сравнительно мал, и продай я здесь свой бонсай рано или поздно был бы я бит. Это я понимал хорошо. Заняв денег у знакомых, которые под залог моих обещаний неохотно, но все же их мне дали, я купил билет на поезд и поехал к другу в Ленинград, благо, что и он город зеленый. Не знаю, что может быть приятней, чем беспечная поездка с хорошими соседями по купе под шум дождя, бьющего в окна уносящего тебя поезда. Сутки дороги промелькнули как день и вот я у Ганса дома. Мне не пришлось ему долго объяснять о цели моего приезда, он понял меня сразу. Сложив наши капиталы мы получили сумму достаточную для покупки трех цветочных горшков, да один я привез с собой. Второй у меня купила бабуля, соседка по купе. Ей очень понравились эти горшки для цветов, что были привезены мною штурманом дальнего плавания с Японии в подарок своей любимой тете, которая живет в Петербурге, к кому я ехал в гости. Признаться, я не долго упорствовал, отказываясь согласиться с тем, что моей тете будет приятно получить в подарок и один такой великолепный горшок и, что и бабуля приобретя у меня такой же, и она сможет порадовать свою внучку диковинной заморской вещицей. Мы остались с бабулей довольны. Я бабулей, бабуля горшком. Правда, Ганс не одобрил того, что я продал ей пустой горшок, ну, да ладно.

            В посудо - хозяйственном магазине мы купили три глиняных горшка, дома отыскав в кладовке краски, что хранились там с незапамятных времен и, смешав, их мы получили цвет, сочетающий в себе самую буйную фантазию и философию Востока. Вечером накопали елочек и через несколько дней японские бонсай обнаруживающие при долгом разглядывании свои типичные признаки украшали собой подоконник.

            Первым покупателем мы выбрали банк. Управляющий банком после моих тридцатиминутных объяснений наконец-то ощутил гармонию, исходящую от горшка, зелени елки, поверхности земли, воссоздающей ландшафт маленькой Японии, от собственного величия и его духовной близости с сильными мира сего. Вознесясь и снизойдя до меня.

            Мы сторговались на ста американских долларах в рублевом эквиваленте. Нам с Гансом тогда этих денег хватило и на обед, и на покупку еще десяти горшков для создания японского чуда – бонсай. Банки и фирмы, магазины и даже редактор одной газеты, которому я уступил немного в цене за проданную елочку – бонсай, выкопанную в парке за два квартала от редакции стали нашими покупателями. Ручеек поступлений в казну нашего предприятия журчал и искрился. Жизнь яркими красками отражалась на лакированных боках цветочных горшков. Мы были первыми.

            Вот только недолго. Попутал нас бес накопать елочек в городском парке культуры и отдыха, да еще и днем. Тут то нас и взяли. Потом был суд, был штраф. Не хочу вспоминать. Домой из Петербурга я добирался долго, устал, кто бы только знал как.

            Но через пару дней после того, как отдохнул и отоспался, мысль о том, а не жениться ли мне, вновь лишила меня сна.

 

 О.Малышев , ноябрь 2001г.

                                                                                                                             г.Калининград.