Здравствуйте, мой дорогой Читатель.  Спасибо, что заглянули  на сайт «Веруя, Живу».  Хочу представить Вам мои работы.   Они не только и не столько о проблеме наркотической зависимости. Это некая концепция понимания мира, в котором мы живём. Это новый взгляд на себя и на время, отпущенное нам для жизни. Выстроенная мною система на первый взгляд может показаться хаотичным  набором банальных умозаключений, но она работает. Мне неловко говорить о себе. Почитайте и Вы всё поймёте сами. Скажу только, что во многом благодаря литературному труду мне удалось вернуться к полноценной жизни. Вернее, эту жизнь начать словно сызнова. Мне удалось вырваться. Пятнадцать лет на игле, и бизнес с оборотом в миллион евро. Но главное в жизни не это, как понял я. Об этом я и попытался рассказать в цикле небольших рассказов, объединённых под общим названием «Ступени на эшафот».  Небольшая ремарка. Рекомендую начать чтение с прочтения мистической притчи «Искушение». Так будет легче подойти к  эссе «Ступени на эшафот» и другим произведениям. С уважением, Олег Малышев. P.S.  Instagram – veruyajivu       Приглашаю к диалогу!

 

Предлагаю вашему вниманию эссе, которое переворачивает сознание.

 

 

 

Олег Малышев

Олег Малышев

Четверг, 02 июля 2020 10:35

Метаморфозы познания

Другая правда со временем уже не ложь. Она ещё та вертихвостка, и для каждого правда своя.

Несуществующее начало бесконечности – это как отражение в зеркале: поверхностное,

субъективное суждение, возбуждающее психику, не более.

Доказать обратное невозможно, но оно существует.

 

Метаморфозы познания

Часть 1.

 

Никто не знает тебя лучше, чем знаешь себя ты сам. Но даже ты не знаешь, кто ты есть. Кто ты, по простоте ума себя причисливший к героям и возомнивший ровнею богов? Литератор, ищущий признанья?  Паяц? Разменная монета, мелочь в руке Бога ли, Дьявола?  

В какой игре, в какой безумной игре используют меня? Не знаю, но чувствую, что это очень непростая и опасная игра, в которую посредством моих книг втягивают людей. Я понимаю, но этого не остановить и ничего изменить нельзя.

Очень похоже, что моя реальность существует не только в моём больном воображении, она вторглось и в эту жизнь.

Открылась дверь, и вошла дежурная медсестра.

-  Так и есть, я же говорил – вторглась.

- Выключайте свет. И ты, мыслитель, спать ложись. Хватит философствовать.

- Вот так всегда. Только задумаешь создать великое произведение, так кто-нибудь обязательно помешает. Вот народ! Что надо, зачем мешаем один другому. У нас палата большая, у каждого есть своё место, но нет. Место соседа оно всегда лучше, в столовой ему порции всегда большие накладывают и врачи его тоже больше любят. Несправедливо.

А вообще, народ у нас собрался хороший. Много интеллектуалов, есть с кем поговорить на разные умные темы. Тут один такого навыдавал, мол, я от обезьяны произошёл. Во дал! Нет, он может и произошёл, но зачем всех обобщать. Есть, конечно, и всякий сброд, пьяницы да наркоманы. Но где их сейчас нет. У нас тоже один такой лежит, бывший доктор-нарколог. Не справился, сгорел на работе. Подсадили его пациенты на крючок любви к перевёрнутому сознанию. Допился бедолага. Поймал он как-то чёрта на дне выпитой бутылки и решил поговорить с ним. Вот я и говорю, люди, что за народ, тоже не дали доктору подискутировать. Не вовремя зашли к нему в кабинет коллеги, на обед позвать, а тут он беседу с чёртом ведёт. Хорошо, что больница была по профилю. Санитары быстро прибежали.

Нет, палата у нас собралась хорошая, как специально подбирали. Тут один литератор сказку им придуманную вчера читал. Хорошая сказка. Я её втихаря, под шумок записал на телефон. Хорошо, что его пока не отобрали, не нашли. Я телефон надёжно спрятал, куда не скажу, не ровен час сопрёте. А сказка хорошая, как будто про меня.

Иванов сон

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Иван-дурак, по простоте своей хотевший стать богатым и счастливым. И чего он только не перепробовал для того чтобы этого добиться. Ничего у него не получалось. То этим начнёт заниматься, то тем, а результат прежний, ничего не выходило. Как был беден, так и есть, как был глуп, таким видно и быть. Но вопрос об обеспечении себя жизненными благами никто не отменял и поэтому  нет-нет и вновь возвращался Иван к своим раздумьям о том, как бы ему понять устройство жизни, как бы тайну эту разгадать. Тайна, она на то и тайна, что никто её не откроет. Кто знает, промолчит, а кто не знает, выдаст очередную глупость за разгадку тайны. И сам тут не разберёшься, уж больно масштаб вопроса велик.

Совсем было отчаялся Иван-дурак, но вот однажды он услышал о Господе Боге. Мол, всё в жизни подвластно Господу. И осенило Ивана, что, если счастье где и можно найти, то только на небе, у Бога-батюшки. (Прости меня грешного, как слышал, так и говорю) После такого открытия не смог Иван ночью уснуть. Всё планы на жизнь дальнейшую строил. А утром собрал он свои пожитки нехитрые и отправился в путь-дорогу Бога искать, счастья у Него просить.

Долго ли Иван ходил, где он был, того не ведаю. Но случилось так, что Иван-дурак Бога таки нашёл. Ну, вернее, не самого Бога, а забор каменный, вокруг обители его рая, стало быть.  Дворец там был с  золотыми куполами, благовония курились. Господь во дворце суд вёл, кого карал, кого миловал.

Всё бы хорошо, да вот только не один он, как оказалось, пришёл сюда. И до него пришло уже, полным-полно народу. К Господу со своими просьбами все идут, когда помощи больше ждать неоткуда.  Пришли-то пришли, да на приём к нему попасть никак не могут. Не многих он принимал, и благоволил не к каждому. Но те, кого Господь не принимал – а я скажу, кого тут только не было, и правители земные, и банкиры, и попы расстриги, а прочего люда и не счесть – от Царских врат никуда не уходили. Назад не воротишься, а впереди стена каменная и ворота железные, охраняют которые херувимы страшные с мечами огненными и сердцами алмазными.  Взяток не берут и ничем их не проймёшь, покуда воли свыше пропустить кого не будет.

Да, много народу жило подле этих стен. Жили, конечно, по-разному, кто торговал, кто воровал. Всё точно так, как и там, в том царстве-государстве, родом из которого был Иван-дурак.

День проходит, другой, месяц, год... Ничего в жизни Ивановой не меняется. Не допускают Херувимы Ивана к Богу. Не дают ему пасть в ноги Царю небесному и счастья для себя хоть немножко попросить.

Плохо Ивану стало, совсем невмоготу. И хотел бы он назад воротиться, да не пойдёшь. Боязно, никто Судного дня не минует, рано или поздно быть ему. И не будет тому прощения, кто пришедши к Богу, вновь ко злу в сердце своём воротится (истинная правда).

И наперёд надежда угасает. Впору завыть Ивану от отчаяния, как собаке на Луну.

И вот как-то лежал Иван, в ночь глаза пяля, и не видел он тьмы, и не слышал он пения птиц ночных, и сон бежал от него, и не было сна…

И тут проснулся Иван-дурак.

- Видно уснул я всё-таки. И во сне не могу я уйти от Господа. И в образе ночных сновидений нет мне покоя.

Горько, совсем горько.  Слова сами собой в рифму сложились. И запел Иван песню грустную, придуманную им о жизни своей, о тоске своей.

 

Ох судьба-судьбинушка, горькая моя,

Долго ль будешь мучить твоего раба?

Чем я провинился пред тобой,

Буди милосердной сердце успокой,

Ой!

 

Молодость растратил, живши почём зря,

Что ещё осталось? Только маята.

Руки опустились, голова седа,

Ох судьба-судьбинушка, горькая моя.

 Ох!

Сколько вёрст уж пройдено, всё трудней идти.

Где найти мне силушки не упасть в пути?

Где найти мне силушки годы превозмочь?

Может, все невзгоды унесутся прочь.

Может, наконец-то, обрету покой.

Ох, судьба-судьбинушка, сердце успокой!

 

Ой-й-й ! 

Уже и светало.

И донеслась песня его до окна горенки девишной, где ночевала  дочь Царя небесного, и проснулась она, и запали слова песни Ивановой в сердце девушки. Превратилась она белым лебедем и полетела посмотреть, кто это поёт.  И увидела она Ивана, и мил он ей стал.
И бросила она ему перо своё, и опустилось оно в руки Ивану.

И голос услышал Иван:

- Покажи перо стражникам на воротах, и пропустят они тебя…

Во как! Повезло Ивану!

Вот бы и мне так.

Ладно, поздно уже, пора спать.

Я закрыл глаза.

Картина «Чёрный квадрат», висевшая в больничном коридоре, подаренная нашему медучреждению одним из бывших пациентов, медленно переползла на потолок палаты, и он сам стал одним большим чёрным квадратом, по которому безудержно носились привередливые кони поэта, и кружила пчела вокруг граната за секунду до пробуждения…

Холодок необъяснимой тревоги внезапно мурашками пробежал по спине.

Это ведь не сон. Это моя реальная жизнь.

Ничего выдумывать не надо. Жизнь на грани безумия. Жизнь в ожидании чуда.

Что происходит? Какое страшное чувство разбудило мня.

Ночь за окном. Спать. Надо уснуть. Завтра многое предстоит ещё сделать. Это блажь, это просто сон. Я иду вперёд.

Открытая терраса приморского ресторана. Мы за столиком с друзьями. Моя девушка весело смеётся. Нам здорово. Играет хорошая музыка. На столе шампанское, виски, коньяк. Закусок  каких только нет. Как прекрасна эта жизнь!  Мы заработали на неё. Сколького нам стоило это благополучие. Нервов, времени и жизни, о которой сейчас и вспоминать не хочется. Я смотрю на друзей, я рад за них. Хорошие девчонки, хороший стол, хороший вечер.

Какой-то бродяга прошёл по дорожке, совсем недалеко от нашей террасы.

- Носит тут их.

Он как будто услышал мои мысли. Бродяга повернулся ко мне. И я увидел его глаза. Только на секунду.

Бродяга ушёл.  Но с ним ушёл и мой покой. Мне стало как-то нехорошо на душе и беспокойно. Вечер уже не радовал. Стало грустно и одиноко. Всё как всегда. Ничего нового. Всё будет как всегда.

Девушка. Шампанское. Красивые слова. Соитие плоти и пустота.  Пусть что хочет, то и делает. Хочет – остаётся, хочет – идёт домой. Ничего нового. Она осталась, но её как будто и нет.

Я не могу забыть взгляд бродяги, его глаза. Я их уже где-то видел. Глаза незримо присутствующего на земле. Неужели это был я?  Я – из другого измерения, из реальности моего  второго, истинного Я. Другая реальность, реальность перевёрнутого сознания.  

Словно Химеры воплотился дух, лишивший мою жизнь покоя, в своём безумии ожидая найти истину я осознаю, что медленно схожу с ума.

Но Вера – это ведь не безумие?!

Я убеждён – Бог есть! И всё в Его власти!

Но я определённо не могу понять чего-то главного. Чего?

Велик соблазн отсечь неудобные вопросы и больше не пытаться найти на них ответ.  Церковь учит, что есть человек, что есть жизнь, учит, как жить, но вопросы остаются и, делая вид, что их нет, я только глубже загоняю себя в депрессию, уныние и тоску.

У меня нет веры проповедующим священниками. Я всем сердцем хотел им верить…, но сейчас я не хочу идти в эту церковь.  Церковь и её служители (не прихожане, кои мне дороги, как братья) в моих глазах себя посрамила. Я шёл в церковь в надежде, что Она есть истина, и священнослужители, будучи ближе к Богу, чисты, но… как могут учить человека вере люди, сами не верующие и живущие не по вере? Ложь, ложь. Ложь, облачённая в ризы. Да простят меня  воцерковлённые христиане. Я понимаю, что многие видят в церкви спасение. И многим оно даровано. Но я его там для себя не найду.

На протяжении веков инакомыслящие противопоставляли себя церкви, но и это не то. Зачем говорить, что одни плохи, а ты не такой. Ложь. Не все люди одинаковы, не все одинаково думают, но все мы ничто, и все мы твари Божие.

Понять Бога я никогда не смогу.  Для меня существует только один ответ – жизнь дана для совершенствования, для очищения и преображения. Жизнь как предтеча будущей жизни.  С каким багажом ты уйдёшь, таким воплотишься в новой жизни. Это мне кажется пониманием главного смысла жизни. Перевоплощение в духовном понимании, в ментальном, нравственном. Человек, как некая субстанция, из которой рождается новый человек. И это самое трудное – не побояться сделать первый шаг. После принятия решения этих первых шагов будет много – каждый день, каждый час, каждую минуту.  Это и есть главное. Я понимаю, что мне следует делать, и этого не делаю. Моя плоть боится и сопротивляется, и душа ничтожно молчит. Я ещё не готов умереть, нет во мне силы обладания верой.

Больные, просыпаемся! Умываться, в туалет и на процедуры!

Эх, опять на самом интересном. А что меня лечить? Я и сам могу, кого хочешь, вылечить. Я сам себе доктор и учёный!  Я тут знания психоделические приобрёл, читая тетради, оставленные моими предшественниками. Довольно интересно, оказывается, заниматься психоанализом и изучать  свою психологию бессознательного, в магии практиковаться. Неудобно только спиритические сеансы проводить, желающих присоединиться много, вся палата в очередь выстраивается.

Ладно, буду вставать.  Свою теорию буду додумывать вечером.

Ну, вот и день прошёл. Не зря, аксиому в обед придумал – смерть реальность новой ипостаси.  Ни дать ни взять гениально.  Ни проверить, ни опровергнуть.  

Для того чтобы стать счастливым, ни для кого большого труда не составит. Нет ничего проще, надо только научиться переключать каналы восприятия реальности. Реальностей существует достаточно много. Никто их толком и сосчитать не может. Сколько измерений жизни существует? Этого тоже никто не знает. Проще признать, что измерение одно, ну может три, а остальное – надуманные фантазии. Биполярное расстройство, как говорят врачи, реальность воображения, реальность иллюзии изменённого сознания.  Но врачи, как я понял, всей правды не знают, а священники не говорят. Они много о чём не говорят. Небольшой пример. Совесть почему не даёт спокойно человеку жить? Она вопиет, что то состояние души, при котором ты совершил какой-то неблаговидный поступок, это качество души терзает тебя сейчас, но и в будущей жизни оно будет с тобой, и там ты от него не избавишься. Поступился совестью – останется. Это понимают священники, которые приглашают тебя на исповедь покаяться и получить отпущение грехов. И душа успокоится. Покаялся перед батюшкой – Бог простил. Исповедался, отпели – Бог принял.

Восприятие реальности может меняться, как меняется и человек, стремящийся перейти на новый уровень понимания реальности происходящего. Метаморфозы познания жизни.

Я ещё хочу верить, что я не подвержен ложным представлениям об устройстве этого мира, что мой разум сможет противостоять безумию придуманных мною фантазий. Безумию, куда я себя загнал, пытаясь разобраться в самом себе. Безумию открывшегося мира новой реальности.

В каком измерении я сейчас нахожусь? В каком из миров? В лабиринтах сознания блуждающий странник.

Другая реальность. Творческие люди часто попадают в другую реальность. Артисты, писатели… Они порой кожей срастаются со своими героями и начинают жить жизнью ими придуманной и сыгранной. Они словно заболевают и перестают воспринимать мир реальным. Это как безумие любви. Когда влюблённые создают себе реальность исходя из своих представлений о счастье. Прекрасное будущее прекрасной любви.

Другая реальность. Берёшь в руки ручку, и всё… Тебя переполняет желание творить. Ты перестаешь чувствовать, кем ты был прежде. Сейчас ты – Творец. И ты живёшь в другой реальности. Как и молитва.

Подумаю о Боге. О том, что живу в царствии Его и это как бальзам и спокойно, и радостно. Но подумаю о жизни, и всё… рай кончился.

Всем разумом, всем разумением душа стремится верить, а злобный дух Мамоны влечёт к земле, где прахом на погосте меня развеет ветер.

Мечты. Желания. Надежды…

Время разбитых надежд.

И нет силы воли. Нет желания становиться лучше. Нет вообще никаких желаний? Только желание ничего не знать, ни к чему не стремиться и вообще ничего. Неизвестность. Тревога и пустота. Всё понимаю, но на душе очень тяжело. Живи. Умри. Уснёшь, и будет пустота. Пустота есть и будет.

Скольким людям довелось это пережить, скольких ещё коснётся. Сколько мечтаний и... пустота.  А казалось, что всё, что ты первый и приз уже твой...  И вдруг ничего больше нет,  и ты понимаешь, ты проиграл… Сколько этих жизненных драм, страшных и горьких.

Сколько раз я в жизни мог погибнуть от своей глупости, от обстоятельств и болезней. Но я Жив. Жив не благодаря, а вопреки моему разумению жизни. Это ли не чудо? Ответ только один: да, это чудо и чудо это сотворил Господь. У меня нет другого объяснения. Да, это так.

Мне уже 58 лет. Так, как я жил, по идее, я должен был давно погибнуть. Что я только для этого не делал.  Пятнадцать лет на игле, клиническая смерть, медикаментозная кома, хронический гепатит С, три уголовных дела… и ещё Бог знает что.  Это было.

Работа, семья, любящая жена и дочка… И отрицательные показатели на гепатит. Это сейчас и это правда.

А всё началось с листа бумаги и ручки….

Когда я всё потерял, передо мной тоже встал этот вопрос, а как жить дальше. И мне вновь помогло Слово. Я работал, я писал.

Листок бумаги и ручка… как они помогают справиться, казалось бы, с самыми непростыми вопросами. Мысли, которые хаотично роятся в голове, выстраиваются в стройные, чёткие ряды твоих открытий. Ты по-новому можешь увидеть себя и окружающий мир. Может, уразумеешь и своё место в этой жизни, и своё предназначение.

Надо только свои дела, свои поступки рассматривать сквозь призму вопроса, какой смысл в этом, или ином поступке. Мотивация поступка должна быть подчинена  идее перевоплощения и стремления к лучшему. Мотивация – это принятие некого постулата, который разумом принят за истину. Верить, надеяться, жить. Понимая, жизнь не конечна.

Человек – как ювелир, как огранщик алмазов. Каждый человек создаёт себя сам.  Все события, все встречи и обстоятельства, происходящие с человеком, даны ему как испытание, как проверка. Господь ставит перед человеком определённые условия и смотрит, какое решение принял человек, как он поступил. Человек совестью, разумом понимает, сразу, или нет, но понимает, что он совершил и что он и почему сделал. Человек может дать оценку своим поступкам. Но оценку поступкам и помыслам человека даёт и Бог.

Ну вот, приехали, куда без медсестры, пришла на обход.

- Уважаемые больные, соблюдайте тишину. Пора ложиться спать. Выключаем свет. Отбой!

Что за люди, ну никак им неймётся. Только соберёшься с мыслями, так обязательно припрутся. Я тут, может, новый роман замышляю. Уже и тему обозначил: Мечтою одержим, в игре с судьбой на кон поставил жизнь я!  А тут… что за люди. Ну да ладно. Жизнь, обстоятельств череда,  у всех у нас они свои.  Каждый новый день это как новая глава ещё ненаписанной книги. Кстати, о вечном.

Может, мне свой предыдущий роман дописать? Всё равно пока не спится.

О таланте

Он шёл, не сильно обходя лужи. Дождь моросит. Весь промок. Лишь бы гитара не намокла, чехол ничего, нормальный. Скоро уже дойду. Ну, вот и подъезд, второй этаж. Моя дверь.  Щелчок замка. Моя жизнь …

Он разделся, есть не хотелось. Нет желания, ничего не хочу. Прошёл в комнату. Сел на диван. Открыл бутылку вина, что принёс с собой из города. Налил полный стакан и медленно выпил.  По телу расползлось тепло.  День прошёл. Я опять пел около вокзала.  Немного совсем заработал. Давали мало. Ещё пару глотков.  Потихоньку  отпускает.

 Опять ничего. Где он, мой продюсер? Неужели я всё-таки неудачник? А я так верил в себя, в свои мечты.  Оказалось, что мой талант никому не нужен. Зачем дан талант, когда он не востребован? Нет оваций, нет цветов, нет денег. Место моим песням в помойном ведре.

 Налил ещё. Тост родился сам собой: «Покойся с миром бессмысленно-великий мой талант!»

Он прикрыл глаза, и ему больше не хотелось их открывать. Зачем?

В голове звучит песня:

ВОРОНЬЁ

Терзает душу мне боль чёрной птицею,

Над пламенем свечи кружится вороньё.

Прости мне, брат, слезу, но больше не могу –

В вине я утоплю тоску свою.

 

Прости мне, брат, что глуп я был

И что её я полюбил,

Всё в этой жизни на Любовь поставив.

 

Огонь вина, согрей меня,

Сожги любовь свечою!

 

Терзает душу мне боль чёрной птицею,

Над пламенем свечи кружится вороньё.

 

Огонь вина, сожги меня,

Прочь от любви умчи ты,

Дай хоть на миг её забыть,

Дай хоть на миг забыться.

 

Огонь вина, согрей меня,

Сожги меня свечою!

 

Захмелел, хмельная блажь.

Думал и хотел талант похоронить. А оказалось, что выпить просто хотелось, и повод искал. Это как всегда.

А талант он завтра, как просплюсь, воскреснет. От этого не уйти. С этим рождён и с этим помру.

Часть 2.

А дальше что, что завтра? Инсульт? Моему мозгу надо всё больше и больше крови. Кровоток всё усиливается. Я должен что-то придумать. Я хочу жить. Жить с одной извилиной, не думая, я не могу. Понять, как управлять жизнью, тоже. Жить, смирившись, отождествляя себя с послушным истуканом – безумие. Мой мозг требует от меня всё большей и большей энергии, и тело, уже почти не сопротивляясь, безропотно отдаёт свою питательную силу. Мышцы становятся дряблыми, кожа, не получая питания, сохнет, весь организм работает на то, чтобы прокормить мозг. Всё подчинено его эфемерной мечте. Всё поставлено на кон. Восстановить психику и пройти лечение – нет средств. Иммунитет становится всё ниже. Восприятие действительности угнетает очевидностью заблуждения и подтверждает догадку – мой разум меня обманывает. Но он есть высшее из моих начал.

Даже обладая всей полнотой знаний возможно лишь судить о будущем, гадая также как и знаний не имевший вовсе. Надуманные пророчества токсичны, ибо они суть ложь, изливающаяся из злых сердец глупцов, возомнивших себя провидцами. Нет правды и в измышлениях лжецов, утверждающих о своих добродетелях, кои они предлагают людям, ибо, по их утверждению, им те дарованы Небом.

Настойчиво ищет смерти безумец, следующий путём обмана, гордыней ведомый, удаляющийся от истины. Желающий возвеличиться, да унижен будет.

Истина, ложь обличающая. Истина, хранимая в сердцах, ищущих её.

В любом случае, истины я никогда не узнаю.  Правда непостоянна, как и моя жизнь. Сплошные метаморфозы. Вчера был пациентом специализированного медучреждения, сегодня полноправный член социума. Правда несколько смущает, как будто и не выписывали меня. Сколько тут вокруг такого мне знакомого и родного. Телевизионные передачи, кино, газеты, журналы, их точно создавали такие же выздоровевшие. Про артистов, вообще не говорю, этих, наверное, по блату выписали, чуток не долежали.

Что я тут в больничке пролежал, всего-то ничего, лет пять, а на воле всё  жуть как изменилось. Страшно стало на улицу выходить, все на тебя как-то так по недоброму, серьёзно смотрят, будто я у них что-то взял и не отдаю. Никто не улыбается. Нет, по больничным коридорам перед сном гулять было куда безопаснее. Да и люди там более жизнерадостные, во всём позитив усматривают, во всём смысл видят. Натренировали у себя способность переключать каналы восприятия реальности и направлять мысли в нужном направлении. Вот так направят, и «беломор» не нужен, счастливы и без того.  Что-то я это, не о том думаю. Надо встраиваться в новую реальность свободного человека. Психически нездоровый человек победить в гонке на выживание вряд ли сможет. Окружающие тоже хороши. Так и норовят клеймо тебе пристроить, диагноз поставить. Мол, они лучше и соответственно должны быть главными. Посмотрим.

Перво-наперво надо продумать концепцию.  Но тут возникнут, как я могу предположить, определённые сложности.  Википедию откроешь, чтобы определение «концепция» понять, так и понимать не придётся, и так мозги свернёшь от всех трактовок.  Своё определение придумывать не буду, нет времени, возьмём за основу, что есть, что уже написали.  Концепция определяет стратегию действий. Вперёд!

Рецидив биполярного состояния, депрессивное состояние.  Назад!

Лучше не назад, а в магазин. Лекарство из магазина здорово помогает. Впрочем, этот манёвр, тоже не совсем правильный. Врачи мне перед выпиской сказали, что, если начну злоупотреблять, следующий мой визит к ним не заставит себя долго ждать, и встреча наша вновь вскоре произойдёт. Только общаться со мной они будут уже более строго. Не очень хочется. Придётся магазин отложить. Хотя врачам тоже я особо доверять не стал бы. Верить никому нельзя.

Сделка

Год 1988. В одном провинциальном городке N жили два придурка. Было им лет по 25. В общем-то, и работали, и так ничего всё по жизни было. Нормальная жизнь нормальных молодых специалистов. Объединяло же их общее желание: как бы деньжат побольше срубить. Любили фраеры на эту тему порассуждать. Тут появляется третий придурок с идеей – Вася.  Идея состояла в следующем: в одну организацию привезли из Японии два новеньких компьютера.  Пока их не установили, и лежат они сейчас себе спокойненько  в актовом зале. Никто не охраняет. А компьютеры тогда стоили почти как машина. Васе самому они ни к чему, он в них ничего не понимает, но он может эти компьютеры аккуратненько взять и принести всего за две с половиной тысячи рублей, оба. Никто ничего не узнает. Дело верное. Подсчитали молодые специалисты, денег на покупку компьютеров хватало. Поторговались немного и ударили по рукам. На следующую ночь придурок Вася вышел на дело. Залезть в контору труда для него не составляло. Он благополучно увёл компьютеры и притащил их в мешках этим двум другим придуркам, которые его ждали в условленном месте. Дело было сделано чисто, без лишней возни и шума. В деле были трое, лишних не было. Слово дали, что молчать будут до гроба. Век воли не видать. Получил Вася деньги, придурки – компьютеры, и довольные друг другом сообщники разошлись.

А был у Васи друг художник Боря. Он слыл в городке интеллигентом. Любил книги читать, слушал классическую музыку и вообще был всегда из себя таким задумчивым.  Кому как не с дружбаном было Васе деньги пропить. Гуляли они неделю. Да, деньги потом у Васи закончились, и дружбаны разошлись: Вася – на стройку работать, художник вдохновение искать.

Месяц не прошёл. Громкое преступление было совершено в этом городке N. Ограбили и убили двух коммивояжёров. Челноков по-нашему. Да ещё и трупы их сжечь пытались. Через день-другой наш доблестный участковый раскрыл это страшное преступление. И каково же было удивление горожан, когда убийцей оказался наш знакомый художник Боря. Лишился парень рассудка от вида стольких денег в кошельках им убиенных приезжих коммивояжёров. В общем, повязали Борю.

На допросах Боря, чтобы себе срок скостить, выдал всех и рассказал всё, что про кого знал. Ну и про Васю тоже всё подробно: что это он те два компьютера украл, которые сейчас ищут. Вася, мол, сам сболтнул по пьяни.

Тут Васю и взяли, а следом и двух придурков. Придурки хорошую тогда легенду придумали, отвертелись, и их вскоре отпустили. А вот Вася с художником сели на срока весьма немалые.

Ну, вот так. Кто бы мог подумать на интеллигентного художника Борю, что он на такое способен. Внешность обманчива. Никому верить нельзя…

07.11.2019. 

Вот я и говорю, никому верить нельзя, но мне можно… У меня всё для этого есть. Серьёзное лицо, приличный костюм, швейцарские часы и «Parker» с золотым пером, каким-то чудом сохранившийся от прежней моей жизни. Оказалось, нет самого главного – идеи. Глубокомысленно почесав в затылке, посмотрел минут пять в потолок, потом ещё пять, идея не родилась. Поразмышляв с неделю, мне стало со всей очевидностью ясно: мой мозг в очередной раз меня завёл в тупик.

Не хочется поминать имя Господа всуе, но где как не у Него искать ответы на все вопросы. Общение, правда, как-то не особо получается. Всё больше бесы стараются в разговор вклиниться.  Я их сейчас хорошо распознавать научился. Есть у меня пара вопросов, на которые они не могут ответить, а мне становится понятно, что это бес. Вообще-то, я на них не сержусь. Они, по сути, тоже духи служивые. Начальник у них точно зверь, а сами они недалеко от нас ушли. Можно сказать, менеджеры младшего звена.

Вот так шуточками, да прибауточками я с бесами и общался. До Господа не достучаться, а эти всегда общению рады. Но тоже с ними надо ухо держать востро. Могут пакость какую-нибудь учинить, подуськать на что-нибудь нехорошее.  У них, у бесов, тоже план есть по вводу человеков во грех. Искушая нас, они вовсю стараются.

Я с ними, с бесами, с детства знаком. Скольких уже видел. Однако, никак не могу понять, то ли они взрослеют вместе с человеком, то ли ко греху какому подталкивают соизмеримо возрасту подопечного. Вот у меня с детства так всё больше один старался. На девчонок любил с ним засматриваться, плотским утехам предаваться. А сейчас видимо всё больше другой работает, этот научает меня, как обмануть кого, где деньжищ подсказывает можно загребсти да поболее. Такие верные бес слова подбирает, что впору соглашусь.

И всё бы ничего. Но, понимаю, что или я совсем спятил, или действительно иная реальность вторглась в эту жизнь.  И сбывается, и сбылось. И то, что я совершил, является нечто иным, чем я мог понять своим разумением прежде. И некогда написанное свершилось.

« Жили-были люди на Земле. Много-много очень разных жило людей. И жил на земле сатана, что был Богом повержен на землю с небес. Могущественен и силён он был. Большой властью он обладал над Землею и над людьми. Даже смерть была подвластна ему. Множество слуг  прислуживали сатане, и неистовствовал он в  злобе своей. Слезы и кровь, как вода, тогда напитали землю. И никому не было спасения. Но мало ему было горя людского. Злопамятен, коварен и лукав он был, сатана. Помышлял он Богу отомстить, и небо, и землю царством своим, царством тьмы желал он видеть, и властвовать над всеми и всем он жаждал. Знал сатана, что Бог любит людей, и решил он использовать человека в целях своих. И искал он человека ему подходящего и его он нашёл. 

В некотором царстве, в некотором государстве жил маленький мальчик, и всем он был хорош, да вот только уж очень он был самолюбив, тщеславен и горд. Считал он себя лучше других и очень хотел, чтобы это эти другие признали. А они смеялись  над ним.

Шли годы, малыш подрастал, и наблюдал за ним сатана и не мог он нарадоваться, глядя на этого мальчика. И пробил час. И призвал сатана слуг своих, духов нечистых, и приказал он им: «Войдите в этого мальчика, опутайте его сетью грехов и ко мне его приведите». И пали духи нечистые в ноги сатане, и славили они его, и клялись волю сатанинскую исполнить. И сказал сатана: «Пора, идите, и я буду с вами, и я  помогу вам». И вошли духи сатанинские в мальчика, и не знал он того, и никто не знал, какая беда нависла над ним.

Так ли оно всё было, это уже не важно. Выхода нет и выбора нет. Выбор сделан....» *

Непостижим промысел Господа. Неукротимо стремление человека к познанию.

Люди, постигая учёность, желают достичь гармонии и совершенства.  Одни, жаждая знаний, погрузившись в науку, пытаются изобрести способ усовершенствовать существующий мир. Другие, лукаво полагаясь на чудо, желают обрести высшие знания, не утруждают себя, проецируя воображаемое на реальность, и в трепетном экстазе ожидают исполнения желаний.

Так, будучи увлечённый пустыми рассуждениями и воображающий себя великим мыслителем, внезапно, словно в первый раз от рождения я вдруг открыл глаза. Образы, мысли, чувства  промелькнули в сознании, но я остался слеп.

И осознал я, что истязая разум, пытаясь постичь смысл жизни, я его потерял. Я перестал видеть мир, в котором я живу. Я разучился слышать и понимать окружающих меня людей, перестал чувствовать природу. Деревья, на которых  под весенним солнышком стали набухать почки и появились первые зелёные листки, стали для меня будущими дровами, которые ждут своего часа быть сожжёнными. Совсем, как и люди. Я перестал жить нормальной человеческой жизнью. Жизнью сегодняшнего дня. Всё, чем я живу, подчинено стремлению жить в придуманной сказке, ложью подменившей собою жизнь. Будучи ослеплённым иллюзией собственной исключительности, пропитанной эгоизмом, гордыней и тщеславием, я словно умер, и ночь мраком спеленала меня.

И проснулся я, и открыл глаза, и возжелал ослепнуть, дабы не видеть мне света. Ибо он осветил, и стало видимым, что не хотел я видеть.

И прошло, и минуло, и было.

И увидел я, что завтра уже наступило.

Мои книги читают. О них спорят и обсуждают. Крупное московское издательство предложило сотрудничество и запланировало выпуск моего сборника. Это ли не чудо!

Я понял, что наркотическую зависимость можно победить и остаться человеком!  Я живу без наркотиков! Это не геройство и не показушное возвеличивание своих способностей. Это призыв к разуму! Нечем гордиться тому, кто, потакая своей глупости и распущенности, давши волю своим страстям, попал в беду. Невелика заслуга выбраться из кучи дерьма, которое сам для себя искал. Более достоин тот, кто отверг искушение мнимой свободы вседозволенности.

У меня работает бизнес. Я не просил дотаций у государства во время пандемии. Я продолжаю работать. Тяжело, очень тяжело, но, стиснув зубы, продолжаю работать.

Я вообще ни у кого ничего не хочу просить.  Ни у государства, ни у людей.

Если и есть у меня просьба, то только к Господу!

И я верю, что буду Им услышан!

И призрит Господь раба своего. И возликует душа!  И канут в лету тяжкие времена лихолетья. И моя Родина, и я, и мои соотечественники, мы будем жить достойно! И сгинут лиходеи и ненавистники Земли Русской.

И будет солнце светить! И будет, как и прежде, хранима моя многострадальная Родина. И длань Господа убережёт её от бедствий земных, войн и разорения супостатами, и минует нас междоусобная брань и революционные потрясения. И воссияет Россия! И да будет так!!!

 

Олег Малышев. 

 19.05.2020г.

 

Можете упрекнуть меня в излишней пафосности и надуманном патриотизме. Ваша воля. Но таких, как я, нас миллионы! Не все смогли остаться чистыми и благообразными. Переломанные судьбы, рухнувшие надежды, бросающиеся в поисках себя из огня да в полымя. Ищущих Господа. Я русский! И не у одного меня болит душа о нашей Родине. 

*« Ступени на эшафот»

P.S. Ничего плохого не хочу сказать о священнослужителях, истинно положивших жизнь свою на алтарь служения людям и церкви.

Четверг, 02 июля 2020 10:16

Искушение

Искушение.

 

И было сие, и так было…

И посмотрел Господь Бог на человека, на творение рук своих, и остался доволен произведённым Собою.

И увидел Сатана, что человек радуется тому, что благоволит к нему Господь.

И прельстил Сатана человека обратить взор свой на себя самого, дабы сравнил он себя с Создателем своим.

И увидел человек, что он несовершенен перед Богом. И обида запала в душу его.

И помыслил человек в сердце своём: «Да не будет так! Ибо это есть зло».

И спросил Господь Бог человека:

- Помнишь ли ты, человек, о чём Я говорил с тобою, и что обещал ты мне при создании.

И ответил человек:

- Нет, Господи.

И молвил Господь:

- Живи, покуда не вспомнишь слов и обещаний твоих, данных мне.  А в день, когда сие произойдёт, смертью умрёшь, и призову я душу твою на суд мой. И воздастся тебе воздаяние по делам твоим.

И ушёл Господь Бог. Словно солнце за тучей скрылся.

И остался один-одинёшенек человек на земле. И горько плакал он, и молил он Господа простить его и вернуться. Стоном его ветер завывал, слезами его дождь плакал, тоскою горькой звёзды светили.

И подошёл к человеку Сатана, и успокаивал он человека:

- Не плачь, друг. Что с него взять, совсем старик из ума выжил. Ты не один на этой земле, кого невзлюбил господь.  Иди, там возле реки будет ждать тебя твоя половинка. Великая тайна она. И познаешь ты её. И имя её – любовь!

И побрёл человек по дороге ему указанной. И встретил он её, и влюбился человек, и узнали они, мужчина и женщина, друг друга. И успокоился человек на время. И уснул человек, и жил он так несколько лет в полудрёме.

И встретил однажды человек другого, похожего на него. И спросил он его:

- Кто ты?

И ответил ему другой:

-  Я друг твой, человек.

И привёл человек друга своего в дом свой, и накормил его и оставил ночевать, так как некуда тому было идти.

И на другую ночь остался спать друг, и на следующую...

Так жили они некоторое время.  Днём работу работали, а на ночь приходили ночевать в дом к человеку.

И однажды под утро проснулся человек и увидел жену свою в объятиях друга своего. И схватил он нож, и убил друга, оказавшегося предателем.

Жена же сбежала и позвала стражников, и оклеветала она мужа своего, дабы не быть ей обесчещенной.

И сковали человека цепями, и бросили до суда в темницу.

И был суд. И повторила на суде жена ложь против мужа своего.

И  был тогда закон: смертью платить за смерть. И приговорили человека быть казнённым. И утром казнь приведут в исполнение…

И была ночь. И смотрел человек в маленькое окошечко с решётками железными и думал: «Вот и смерть моя пришла, а я так и не вспомнил слов обещания моего Господу».

И сон окутал его. Проснулся он с первым лучом солнечным. Сырые стены подвала, холодный каменный пол. Не сном был мой вчерашний день, подумал человек, смерть меня ждёт.

Где-то к обеду зазвенели ключи в двери, дверь открылась, и вошли стражники.

И собрался человек с духом, и приготовился идти на казнь свою.

Но прорёк тут старший стражник:

- Помилован ты, человек. Упало на сердце князю нашему, что что-то не так в деле твоём. И привели к нему жену твою, и спросили её с пристрастием. И она рассказала правду.  И назвала она имя своё - блудница. Иди, свободен ты. И пали кандалы с рук человека, и вышел он на улицу, и солнце осветило его.

--------------------------------

И не вспомнил он о Господе Боге. И не сказал в сердце своём:

- Господи, благодарю Тебя.

А шёл он мимо лавки, где торговали хмельною бражкой. Дошёл он до дома своего, хотел взять несколько монет из тайника, где хранил он заработанные работой деньги, чтобы купить бутылку себе хмельного.  Пустым оказался тайник. Видно, жена всё потратила на жизнь негожую свою, или друг украл. Неважно, не пойман – не вор.

Но уж больно выпить хотелось, затуманить боль свою.Пошёл человек к торговцу зельем хмельным и попросился к нему в работники, буду, мол, бочки бондарить, по складу работать и прочее. Платить же мне можно бражкой и хлебом с картошкой.

Согласился торговец, и подписали они договор.

Проработал так человек несколько лет. Совсем телом он стал измождён и соображал теперь с трудом.

И прогнал его торговец. И лишился человек работы.

И пошёл человек, сам не зная куда.

И встретил его на дороге Сатана. И спросил он его:

- Куда идёшь, человек?

И ответил человек:

- Не знаю.

- Кто в бедах твоих виноват, человек?

- И ответил он:

- Наверное, Бог, Господь мой.

- Да, ты прав, человек. Но супротив сего есть верное средство. Восстань против Бога, скинь оковы его….

--------------------------------------

И проснулся человек. И видит, что идут  к нему Сатана и бесы, слуги его с ним вместе. И у каждого беса прелесть и искушение бесовское, которые блестят, как золото и искрятся всеми цветами радуги.

- Прими человек дары наши, всё отдадим тебе. Ну, разве что самую малость попросим – душу твою. Зачем она тебе? Только терзает тебя совестью, только корит тебя и стенает.

Поспешай, человек! Желающих тут много на земле.

И взмолился человек:

- Господи! Будь милостив, посоветуй, что делать мне?!

И ответом было молчание.

И взроптал человек, и в гневе своём открыл душу дьяволу: «Возьми душу мою, радости и прелестей же мне твоих дай! Ласки дев, как вино хмельное. Яства царские с золотых блюд…»

И протянул он руку, чтобы взять у бесов искрящихся даров их.

И битым стеклом, заражённым ядом похоти, оказались прелести бесовские. И сверкало солнце на битом стекле.

И потекла кровь по пальцам человека. И не заживали раны. И дьявол, смеясь, покинул его, и сгинул весь с ним сонм служителей бесовских.

И остался один человек.

И только стекло алым цветом, обагрённое кровью, искрилось. 

И вспомнил человек, что обещал он Господу. И молвил он синеющими губами: «Будь милостив ко мне, грешному, Господи!»

И услышал Господь мольбу человека. И стали заживать раны человека, и исцелился он. 

И снова забыл человек о Господе Боге. И не сказал в сердце своём: «Господи, благодарю тебя».

----------------------------------------

И продолжил человек путь свой довольный и радостный. Ибо думал, что здоров он, и умён, и сможет сам он теперь всего достигнуть.

И был к нему глас. И подошёл к человеку Сатана в образе Господа Бога его.

И взор был замутнён у человека, и не видел он, что это дьявол.

И пал в ноги дьяволу человек, и простёр руки свои исцелённые и поклялся волю Господа своего исполнять, какой бы она не была.

И слово было к человеку от дьявола: «Иди человек и проповедуй обо мне, о силе моей и могуществе».

И пошёл человек в землю ему указанную. И проповедовал он.

И слово его легло на сердца людские, и многие веровать стали. И хвалу возносили Богу, и славили люди Бога и человека...

И было так.

И спал ночью человек, и был к нему голос: «Остановись!  Учение дьявольское ты распространил на земле, и люди под властью грехов теперь жить стали, и не я, но дьявол теперь властвует над землёю».

И проснулся человек, и открыл глаза, и увидел он, что творится вокруг. И ужаснулся. Истинно, истинно дьявол!

И решил разумением своим человек: «Не будет так».

И вышел он на улицы, и ходил он по площадям и проповедовал, что Бог на земле – дьявол.

И сочли люди человека этого сумасшедшим, и возненавидели они его, и стали считать богоотступником. И бросали в него камни они, и в кровь били человека.

--------------------------------------

И пал он, и сил более не было встать.

И говорил Сатана с человеком, и сказал он: «Вспомни человек клятву свою, произнесённую тобой при встрече нашей. Нарушил ты клятву твою, и смертью умрёшь. Но я – всемогущ. И попроси для себя пощады. И дарую я тебе жизнь».

И в растерянности ума своего брошен был человек: и вперёд не пойдёшь, и назад не воротишься.

И умереть страшно. И жить так более – невозможно.

И угасал человек.  И не знал он, что ему делать.

И приблизился вновь Сатана к человеку, и спросил:

- Что человек, ты не боишься умереть?   Время тебе пришло.

И ответил человек:

- Изыди, сатана. Не будет на земле Господа, кроме Бога моего.

И погас огонь жизни человека. И облаком дыма погасшей свечи ввысь душа его устремилась.

И разверзлись небеса. И приняло его небо.

И вострубили трубы ангелов: «Исполнил ты предначертанное».

И перевернуло время лист истории.

И вот – новая сотворена жизнь и судьба.

И посмотрел Господь Бог на человека, на творение рук своих, и остался доволен произведённым собою.

И было сие, и так будет.

 

24.12.2019г. 

Олег  Малышев.

Суббота, 30 ноября 2019 12:16

Сборник миниатюр

Мент

Никому верить нельзя, но мне можно.

Ищу исполнителя песни на моё стихотворение.

Но пока предисловие.

    Год 1988. В одном провинциальном городке N, жили два придурка. Было им лет по 25. В общем-то и работали, и так ничего всё по жизни было. Нормальная жизнь нормальных молодых специалистов. Объединяло же их общее желание: как бы деньжат побольше срубить. Любили фраеры на эту тему порассуждать. Тут появляется третий придурок с идеей – Вася.  Идея состояла в следующем: в одну организацию привезли из Японии два новеньких компьютера.  Пока их не установили, и лежат они сейчас себе спокойненько  в актовом зале. Никто не охраняет. А компьютеры тогда стоили, почти как машина. Васе самому они ни к чему, он в них ничего не понимает, но он может  эти компьютеры аккуратненько взять и принести всего за две с половиной тысячи рублей, оба. Никто ничего не узнает. Дело верное. Подсчитали молодые специалисты, денег на покупку компьютеров хватало. Поторговались немного и ударили по рукам. На следующую ночь придурок Вася вышел на дело. Залезть в контору труда для него не составляло. Он благополучно увёл компьютеры и притащил их в мешках этим двум другим придуркам, которые его ждали в условленном месте. Дело было сделано чисто, без лишней возни и шума. В деле были трое, лишних не было. Слово дали, что молчать будут до гроба. Век воли не видать. Получил Вася деньги, придурки компьютеры и, довольные друг другом, сообщники разошлись.

    А был у Васи друг художник Боря. Он слыл в городке интеллигентом. Любил книги читать, слушал классическую музыку и вообще был всегда из себя таким задумчивым.  Кому как не с дружбаном было Васе деньги пропить. Гуляли они неделю. Да деньги потом у Васи закончились, и дружбаны разошлись: Вася – на стройку работать, художник вдохновение искать.

    Месяц не прошёл. Громкое преступление было совершено в это городке N.  Ограбили и убили двух коммивояжёров. Челноков по-нашему.  Да ещё и трупы их сжечь пытались. Через день-другой наш доблестный участковый раскрыл это страшное преступление. И каково же было удивление горожан, когда убийцей оказался наш знакомый художник Боря. Лишился парень рассудка от вида стольких денег в кошельках им убиенных приезжих коммивояжёров. В общем, повязали Борю.

На допросах Боря, чтобы себе срок скостить, выдал всех и рассказал всё, что про кого знал. Ну и про Васю тоже всё подробно: что это он те два компьютера украл, которые сейчас ищут. Вася, мол, сам сболтнул  по-пьяни.

Тут Васю и взяли, а следом и двух придурков. Придурки хорошую тогда легенду придумали, отвертелись, и их вскоре отпустили. А вот Вася с художником сели на срока весьма немалые.

Ну вот так. Кто бы мог подумать на интеллигентного художника Борю, что он на такое способен. Внешность обманчива. Никому верить нельзя, но мне можно…

И так стихотворение для песни.

 

Мент

 

Мент, ты не бери меня на понт –

Не фраер я, чтоб сдуру стукнуть друга,

Покаявшись, как на духу, тебе,

Мент.

Базары ваши мне давно знакомы,

Ещё по-малолетке я цену им узнал.

Гнильё, мать вашу, а туда же, суки.

Подвязывай, начальник, я от тебя устал,

Мент.

Гоп-стоп. Тюрьма, родная мама,

Твой блудный сын вернулся вновь к тебе.

Не обессудь, что долго тут я не был.

Куда бы я ни шёл, приду опять сюда,

 

Где тусклая лампа,

Обшарпанный пол,

Где серые стены и нары,

Где жизнь поломата.

Маманя моя,

Бля буду, но песня не спета!

 

В этом произведении, не все слова благозвучны, но из песни их не выкинешь, это как по-живому резать.

 

Олег Малышев. 07.11.2019.  Слова песни написаны в 1990 году.

 

    Здравствуйте, читатели. Хочу внести некоторые пояснения по поводу песни «Мент». Прежде всего обращаюсь к милым Дамам :  “Я не хотел Вас обидеть бранными словами. Примите, пожалуйста, эту песню , как глупую шалость начинающего поэта. Молодость вспомнил.”

     Я не сидел в тюрьме, но от милиции разного натерпелся. В основном от сотрудников ОБХСС. В 22 года, я уже был заведующим магазином. В этой должности я проработал шесть лет. За шесть лет на меня трижды возбуждали уголовные дела. Слава Богу не сел. Но УК, комментарий к уголовному кодексу, судебная психиатрия …. В общем, чтобы не сесть мне приходилось много читать.  Сейчас основам коммерции учат в  учебных заведениях, а в 80-е всему учила жизнь.  Надо сказать выучился я неплохо. Высшего образования, правда, не получил. После третьего курса ХИНХа, ушёл в бизнес. В моей компании достаточно хорошие показатели. Порой обороты были и миллионы евро. В общем всё нормально. Законопослушный, добропорядочный член общества. Муж и отец. Мне 58, дочери 12. Кстати, мы с Катей, недавно выпустили книжку её рассказов «Легенда о волшебной скале». Тираж 1000 экземпляров. Продали 10 штук, раздарили 200.  Кому интересно, пишите, сделаю ссылку.

Я и вам хочу сделать подарок. Подарю мою застольную песню. Моим гостям очень нравится.  Говорят, что она может стать и народной.

 

Судьба-судьбинушка

 

Ох судьба- судьбинушка горькая моя

Долго ль будешь мучать твоего раба,

Чем я провинился пред тобой

Буди милосердной сердце успокой

Ой!

Молодость растратил живши почём зря,

Что ещё осталось? Только маята.

Руки опустились, голова седа

Ох судьба-судьбинушка горькая моя.

 Ох!

Сколько вёрст уж пройдено, всё трудней идти

Где найти мне силушки не упасть в пути,

Где найти мне слушки годы превозмочь,

Может все невзгоды унесутся прочь

Может наконец то обрету покой.

Ох судьба-судьбинушка, сердце успокой!

Ой-й-й !

1990г.

 

P.S. Песня «Судьба-судьбинушка» является частью моего произведения «Жизнь в ожидании чуда». Работа завершена и готовится к публикации.

С уважением,  Олег Малышев.

 

 

Человек не вписывающийся в существующую парадигму становится инородным телом, но смена парадигмы это объективный процесс в развитии общества. (Основы познания)

 

Дороги, как зеркало русской души.

  Холодное утро ноябрьского дня. Машина прогрета. Выезжаю со двора. Надо успеть проскочить между потока машин  с лева и с права. Тебя никто не пропустит. Разве, что минут через пятнадцать, кто- нибудь сжалится, или затор какой-нибудь  на дороге не образуется, и  машины приостановятся на минуту, другую. Ладно, выехали, поехали.

Впереди маршрутка, ей правила не писаны. Где хочу остановлюсь, как хочу поеду.

- Осторожно, дворника не сбей. А он метёт, время 8-30, а он метёт, ведро для мусора посреди дороги. Хорошо, хоть желетку одел. Проезжаю мимо. Не пойму, то ли наш, то ли приезжий, очень лицо помято.

Перекрёсток. Светофор. Опаньки.  Работает только один, на одной стороне улицы. Пробка. Хорошо, что небольшая, минут на пятнадцать.

Вперёд! Время подгоняет!

Ух, пронесло…. С лева, с права шашки.. Обогнали… Подрезали.. Кто как ездит, какие правила, забудь чему тебя учили в авто школе.

- Ой!. Тормози!

Хорошо, успел.

  Посреди проспекта стоит автохлам из 90-х. Сломался, всё -таки, наверное, время пришло. Деду, водителю, даже выйти и знак поставить не дают. И я не дам.. , все спешат.

Опа!  Знак прямо, с права на право. Джип, чихать на знак. С права –прямо. Очень уверенно. Уважаю. А как не уважать, за рулём харя 58-60 размера, рожа пол салона. Уважаю.

Всё, встали. До начала рабочего дня 15 минут. Полиция, сигналы, кортеж.  Власть проехала.

Можно двигать дальше.

Двинул, но недалеко. Поймал яму. Всё- таки поймал. Штук двадцать объехал, а эту всё равно поймал!

Кажется пронесло. Нет, что-то застучало. Видно стойка амортизатора. Хорошая яма! 

Припарковаться не дадут.  Обязательно подожмут. Плевать, что ты не выедешь.  Надо успеть жить..

На работу опять опоздал. Настроение испорчено. Как же я устал от хамства на дорогах…..

Что же такое должно произойти, чтобы сменилась эта парадигма…

Лето. Утро. Крит. Что тут творится на дорогах… Нет уж лучше домой, в Россию, и ничего не менять…

 

Олег Малышев.

23.11.2019

Суббота, 30 ноября 2019 12:10

ЖИЗНЬ В ОЖИДАНИИ ЧУДА

Несколько слов от автора.

Ты жаждал славы. Ты из кожи вон лез, чтобы стать чуть-чуть впереди этой взалкавшей признания своры.  Для чего?

Затерянный полустанок. Коптящая лампа в углу на стене. Пляшущий от сквозняка  огонёк. С чем я пришёл и куда уйду?  Самопознание, зашедшее в никуда. Я хотел понять себя, пытался постичь основы жизни.  Своим маленьким умом я вёл диалог со своим внутренним «Я» и пытался осознать смысл моей жизни. Поиск пути постижения истины. Дорога длинною в жизнь.

 

Это произведение было собрано как панно, как пазл из сочинений, написанных в разные годы. Сквозь пространство и время доносящееся попурри из слов, образов, мыслей…

На протяжении всей жизни меня не покидает ощущение, что я жду чуда. И события в моей жизни чудесным образом так и происходят. Взаимосвязь между моими ожиданиями и реальностью не всегда совпадает. Бывает, что случившееся событие хорошее и радостное, а бывают и довольно горькие разочарования.  И эти ощущения невольно передаются и моим героям. Так получилось и сейчас, когда я решил перечитать  некогда написанную мною  новеллу  «Когда-нибудь всё начинается». Неожиданно, но я захотел написать продолжение. Как верным оказалось это суждение, что когда-нибудь всё начинается.

 

На чём мы тогда остановились? Куда там судьба и скрытые силы завели моего барана?  Вспоминаю, что… После долгих мытарств и раздумий дождался он признания, и что шли  по улице бараны и обратили они внимание на плакат «Эволюция мяса. Этапы большого пути».  Стали спрашивать - а что это, а как?  И понеслось тут и закрутилось, и получилось всё, о чём даже и не мечтал баран.

 

И уснул он счастливым, с радостным ожиданием нового дня, но мечты его… Они сбылись только во сне…

 

Не долго спал баран, под утро проснулся он от непонятного шума. Открыл баран глаза и видит, что лежит он на уже остывшей печи и нет вокруг никого из радостных его почитателей. А это мышь пищит, шныряет по углам, поесть ищет. Разбудила только. Теперь и самому есть захотелось. Вставать надо, а не хочется.

 

Хорошо лежать на печи и ждать у моря погоды. Ждать, что хотения твои исполнятся, что Хозяин снизойдёт исполнить их. При этом надеяться, что так и будет, и верить в  исполнение желаний и что Хозяин услышал просьбы твои. Понимая всю иллюзорность своих ожиданий: и что Хозяин там, а ты тут, и какое ему есть дело до тебя.

 

Думай, не думай, но думами сыт не будешь. Попытался баран проанализировать, кто в его горемычной судьбе виноват, почему всё так получилось.

Выходило, сам он не виноват. Стало быть, это другие бараны виноваты и хозяин, видимо. Во как, хотел быть хорошим и полезным хозяину, а тут и винить его уже начал. Конечно, а кто как не он. Конечно, это он во всём виноват. И трава жёсткая, и нога болит, и не платит он мне добром за все мои хорошие мысли о нём. Надо быть мудрым по-своему, по-бараньи. Тоже мне, считает, что можно мной понукать, как хочешь, что я ни на что не способен и ничего не смогу придумать.  Посмотрим. Нет мудрее меня никого.

 

Так домудрствовался баран до  самых мудрых своих мыслей. Возомнил баран себя человеком.

 

- Всё, я человек! Я один баран – среди баранов – человек!

 

А раз так, надо мне увековечить мою мудрость в веках, для потомков. Может, мемуары написать или трактат как жить надо?  Нет, мемуары – это как некролог самому себе. Не интересно, я и так знаю, какой я есть. Потомки не поймут. Здесь человека вживую видишь и не понимаешь, что он за человек, а тут, поди, через лист – исписанный – кого разгляди. Нет, это, конечно, хорошо, что о себе можно всякое написать. Но будет ли это правдой, а не твоими мечтами и представлениями? Это большой вопрос.

 

Решил тогда баран ни много, ни мало книгу мудрости своей написать. Мудрое решение. И тут же мудро решил отказаться от этой затеи. Не насмешить бы народ. Как бы первая глава и последней не стала. Ведь есть же уже «Книга притчей Соломоновых». И нет книги мудрее.

 

Но всё же я попробую написать и свою. Что Бог даст, то и получится (Какая же это вредная привычка писать-сочинительствовать. Один раз попробуешь – на всю жизнь останется).  Итак...

 

Книга бараньей мудрости.

 

Эть, а написать-то ничего и не могу: ни строчки, ни мысли, - вдохновения нет.

 

Тут голос раздался:

 

- Нет и не будет! Возомнил ты себя, баран, мудрецом и писателем.  А знаешь ли ты, кто  в этой жизни всеми нами правит, кто распоряжается и твоей жизнью? Ничего ты не знаешь! Это он, наш хозяин Сатана, помогал тебе писать. А ты, ничего не понимая, решил  Христа прославлять, а не возблагодарил ты истинного твоего благодетеля. Неблагодарный. Не позволим мы тебе идти супротив господина нашего. Ты напишешь, что мы позволим тебе, и исполнишь ты волю нашу, или ничего более не сможешь написать и помрёшь ты посрамлённый людьми от невежества твоего. И слово наше – закон.

 

-  Не верю! Не хочу. Не хочу верить. Дай мне силы, Господи, противостоять духам нечистым! Дай мне силы и мудрости!

 

- Очнись, баран! Не прельщай себя надеждой.  Вот ты хочешь написать сочинение «Жизнь в ожидании чуда», а не понимаешь, что жизнь в ожидании чуда – это жизнь, лишённая смысла. А мы – уже давно! – лишили смысла твою жизнь. Ты безумен. Неужели ты этого не видишь? И это только начало. Беги скорее в церковь, молись и кайся. Глупец.  Оберни голову, посмотри, это я следую за тобой тенью. Я читаю твои мысли. Скажи спасибо, что ты вообще ещё жив. А он мёртв, он уже две тысячи лет, как мёртв. Люди, люди его распяли. Как преступника, как злодея. Не меня, заметь, не меня. Что изменилось за эти две тысячи лет, что? Люди стали добрее, честнее, они бескорыстны, какая из придуманных добродетелей восторжествовала? Будь честен хотя бы перед самим собой. На кого ты уповаешь? Миллионы людей убили христиане, убили во имя Христа, и во имя церкви его. Ты не прогонишь ни меня, ни свои мысли. У тебя нет ответа. Ответ только один, преклонись предо мною. Я милосерден, я прощу. Ты получишь всё, о чём ты мечтаешь. Почти всё. Всё, от жадности твоей, ты не вместишь, да и другие есть, кто служит мне. Служит давно и с усердием. Но ты мне нравишься, я за тобой с детства наблюдаю. Ты подумай, если я такой плохой, почему Бог не уничтожит меня? Потому что я ему нужен, как и ты, мне нужен. Поэтому ты и жив ещё. Ты многого не знаешь, но я тебе открою один секрет – ты не такой, как другие. Ты один из нас, но эта часть твоего мозга сейчас заблокирована, и ты этого не помнишь. Ты не сын своих родителей. Чей ты сын?

 

- Нет!

 

- Да. Твоя мать очень хотела ребёнка. Она молила Господа, и он услышал её. Когда Он спросил нас, кто хочет пойти и стать для неё сыном, вызвался ты, тебе стало жалко эту женщину, ставшею тебе матерью. Но ты сам так и не стал человеком.

 

Задумался баран. Может, правду говорят демоны. Я ведь и сам догадывался, что я не такой, как все. Я это чувствовал с самого раннего детства. И я чувствовал, что мне кто-то помогает, много таких случаев было. Кто что знает? Никто ничего не знает. Может, совсем я из ума выжил. В какие выси занесло. Вот оно как, надо же, породнился с самим Сатаной.

 

Но чувствую, врёт.  Все врут, и врут все обо всех.  И этот, наверное, врёт, какой он мне брат.  Не всё, что похоже на правду, правдой и является. Надо мне самому во всём разобраться. Поймать мне надо дьявола, или на худой конец духа какого нечистого. Задам ему трёпку, он мне всё и расскажет.                                                                                                                                                                                                                                                 Подожди, подожди, я придумаю, как тебя поймать за хвост, схватить тебя за бороду. Посмотрим, какой ты родственник.

 

Дьявола я решил ловить завтра с утра. Надо было выспаться перед важным заданием.

 

А как поймать того, которого никогда не видел? О котором знаешь, что он есть, ну и всё. Говорят, что он с хвостом, обросший шерстью и с рогами, на козла похож. Говорят, а кто его видел? Тут объявили, что дьявол манипулирует человеком на уровне нейронов головного мозга. И это его желания мы исполняем, неправедно живя. Пришла мысль, соблазн, искушение – и вот раз, и согрешил.  Нет, определённо надо его поймать, да ещё и привязать где-нибудь, чтобы не безобразничал.

 

Первый день прошёл безрезультатно. Дьявола я не нашёл и не видел. Правда, раз так пять за день я согрешил, как-то заранее и не собираясь.  Вот, науськал меня Сатана согрешить, а сам как-бы и ни при чём. Шайтан какой-то. Ладно, изберём другую тактику. Я сделаю вид, что готов согрешить, немного притворюсь. Может, удастся его провести. Приблизится он ко мне, а его тут цап-царап – и наши в дамках, ваших нет. Завтра с утра будем проверять.

 

Утром как проснулся, решил я  изобразить из себя ленивца. То мне лень, это мне лень, а этого я не хочу. Удивительно, всё, как и есть, и изображать ничего не надо. Я и так настоящий лентяй. Такое поведению должно понравится дьяволу. Духи его нечестивые так ему и донесут, что день начался хорошо, пошёл, мол, человек верным путём.

 

Ленился я  до обеда. Но за столом лениться перестал. Поесть надо, надо набираться сил для борьбы с нечистой силой. Что вкуснее, то мне и полезно, и съесть я могу этого побольше. В общем, совершил я грех обжорства. Но с благими целями – вёл подготовку к борьбе с искушениями.

 

Дело к вечеру. Хорошо бы и выпить чего, для того чтобы упорядочить буйство мыслей.

 

Но тут я вспомнил, что мудрым стал. Отказался я от этой затеи, помятуя, чем закончилась моя последняя пьянка. Эх, не хочу вспоминать. Аж в сердце кольнуло. Это дьявол, видно, заворочался, предчувствуя себе беду.

 

А я молодец, возгордился своим воздержанием. Так прельстило меня быть собою, гордым и мудрым. Не понимал я, что быть прельщённым тщеславием и жить надеждою окрылённым – это разное миропонимание. Хотя, честно сказать, мироощущение очень схожее и разобраться в этом совсем не просто.

 

Так и день прошёл. А к ночи воображение разыгралось. Всё открыто, бары, рестораны, девочки… А тут, как баран, лежишь с бессонницей, переживаешь, мудрствуешь. Уснуть бы скорее.

 

Искушение. Соблазн. Вся дьявольская сила ведёт борьбу с человеком. Это испытывает каждый человек в своей повседневной жизни. Этому испытанию подвержены все. Для каждого из людей они, наверное, свои. А дьявол, он здесь, он умеет ждать, он найдёт мгновение, когда своими желаниями уже будешь управлять не ты, но он.

 

Но мы сильнее обстоятельств. Духом силён человек.  Истинно. Нищие духом эту силу познают.

 

Воодушевлённый спасительной идеей, перекрестившись, я решил, что всё, начинаю новую жизнь.

 

Ну, старый чёрт, древний змий, мы с тобой ещё повоюем. Посмотрим, кто кого.

 

И что-то мне так легко от этой мысли стало,  что ещё не поздно, что и я уже мудрость обрёл, будучи живым, перевоплотился, и  дух, что во мне, воспылал.

 

Так  стало от этого на душе хорошо. А от постижения мною мудрости, что и впрямь мудрым жить лучше, меня вообще от гордости так и распёрло. Что забыл я все свои наставления и  многообещающие идеи. Потерял я совсем осторожность.  И вот тут-то дьявол меня и подловил. Гордыня – великий грех. Во многих лукавых помыслах она главенствует.

 

В шуме ветра и листвы отчётливо слышится шёпот:

 

- Хочу я тебя предостеречь. Не хочу я смерти твоей. Я расскажу тебе о себе. Об этом мало кто знает.  Господь Бог – отец мой, и я был старшим и любимым сыном его. Был. Пока не оклеветали меня. Отец мой суров и скор на расправу и, не разобравшись, проклял меня. Это долгая история. Скажу тебе только, что я поспорил с Христом. Я хотел дать людям земным жизнь, подобающую людям. Жизнь создана отцом моим, и я просил его сделать людей счастливыми на этой земле. Ничего нет невозможного для создателя. Христос обманул его, пообещав людей сотворённых привести к нему как истинно им рождённых, и что будут они детьми божьими. А царствие небесное, домом их наречётся. И пусть люди на земле страдают в ожидании этого чуда. Ты хочешь – верь, хочешь – нет. Оглянись вокруг, и ты увидишь, что я говорю правду. Ты не хочешь слушать. Глупец! Ты уже потерял рассудок и объективное восприятие реальности. Мне жаль тебя.  Безумец, ты ищешь мудрости, ты достигнешь её ценою собственной жизни. Но прежде ты потеряешь  себя. Ты потеряешь честь, уважение близких, ты станешь ничем. Доказательством этому станет твоя жизнь. А я подожду, я умею ждать, и на это тоже есть воля божья.

 

Я не хочу в это верить. Мудрость, как мне тебя не хватает. Мудрость, дай силы жить!

 

Жизнь скоротечна.

Но если жить в понимании, что жизнь вечная (по воле Господа так бывает), то и мудрость твоя тебя не покинет. Только, скорее всего, в будущем тебе надо будет постараться её найти. Куда её занесёт, как она видоизменится при твоём перевоплощении, ты никогда не узнаешь. Это большая тайна. Это сможешь ты понимать подсознательно, когда вновь будешь рождён, уже в новое время и в новом теле. Скорее всего и жить ты будешь, как подсказывает тебе опыт и мудрость твоей прежней жизни. Другой вопрос, какие сюрпризы тебе приготовит твоя новая жизнь, какой она будет и когда?

 

Всё вернулось на круги своя. Виток спирали во времени и пространстве. Говорить о Боге не буду, понимая, что богословие неуча – это пустословие и до греха не далеко. Никто из живущих и прежде живших людей истинной правды о Господе не скажет. Не дано постичь человекам своего Творца. Искать должно и можно, но найти… Как, кому Он откроется, для всех ли это бывает… Этого я не знаю. 

 

И прочитать об этом нельзя. Ответа на этот вопрос даже священные книги не дадут. Прочтя их, ты осветишь свой путь к познанию. К познанию самого себя, а это важно. Прочтение  мирских книг – тоже благо. Во многих книгах покоится мудрость ушедших умов. Самое главное – это суметь понять. Понять, что хотел сказать автор. Для этого тебе и пригодится твоя врождённая мудрость. Видя один и тот же предмет, все думают о нём по-своему. Тем паче прочтение книги. Лучше, когда семя ляжет во вспаханную землю.

 

Есть в мире вещи, которые происходят быстрее, чем появляется человеческая мысль, – это промысл Божий. И воля Господа есть его основа.

 

Независимо от тебя наступит момент, когда поймёшь, что как прежде жить уже не хочешь, а как жить по-новому – ещё не знаешь. Это происходит, потому что прежняя мудрость тобою впитана сполна, а новая ещё не рождена тобою. Рождение новой мудрости и есть смысл твоей нынешней жизни. Твоя новая мудрость прирастёт к мудрости минувших дней. Она окрепнет и обогатится. Потребность в этом перевоплощении, желание этого – это и есть рубикон событий. Хорошо, если ты его сможешь разглядеть как можно раньше. Молись об этом. Новая жизнь зарождается задолго до твоей кончины.

 

Поучать тебя – кто дал мне на это право? Могу лишь только дать совет. Не испытывай долготерпение Господа. Сурова может быть кара Его. Попустительство своим похотям приближает конец.

 

Жизнь подвела меня к черте, где предстоит сделать выбор. Мне предстоит решить, как жить мне дальше. Влачить существование, своим крестом называя всю гнусность греха, или попытаться начать жизнь сызнова как с чистого листа.

 

Казалось бы, зачем рассуждать о свободе выбора? Выбор очевиден. Но тревожное чувство не покидает меня, я вижу, что я опять пытаюсь себя обмануть. Ведь я отчётливо понимаю, что суть жизни идти в небытие, и каким бы я ни был, вечность примет меня. Каким бы я ни был.

 

И только сейчас ты поймёшь, что такое Искушение. Искушение, когда оправдания твоей слабости уже не будет. Твой разум, твоя душа, твой дух будут  свидетельствовать об истинности твоих желаний. Себя не обмануть. А дьявол, он подождёт, он умеет ждать… 

 

Грешить и каяться… Это возможно детям малым, но мужу, коим ты стал, раз ты подошёл к рубикону, жить так уже недостойно.

 

Сейчас, когда я всматриваюсь вдаль дней моей молодости, я думаю, что моя жизнь могла бы сложиться, наверное, иначе, чем она нынешняя. Мне остаётся только сожалеть. Сколько было возможностей, сколько было событий, где я поступал глупо и трусливо. Сегодня мне стыдно, бесконечно стыдно за это.

 

Но  этот укор может стать именно той точкой отсчёта, от которой я смогу оттолкнуться к жизни новой. И, возможно, мне удастся прожить оставшееся мне время более достойно.

 

Я должен выдержать все испытания. Я должен выдержать всё. Не будет мне без этого жизни. Я не могу сломаться. Я не имею права.

 

Ложь. Это я опять пытаюсь себя обмануть. Внутренний голос нашёптывает мне:

 

-  Не верь. Ты имеешь право на всё. Тебе всё позволено и разрешено. Нет на  тебе греха. Раз создал тебя Господь таким, что тебе до осуждения другими. Что тебе стыдиться других и мучать себя? Если бы он захотел, то и ты был бы другим. Ты мог бы быть каким угодно. Но Господу было угодно сотворить тебя таким, какой  ты есть. Ты – это ты.  Оставайся самим собой. Не лукавь и не притворяйся. Не бойся, не вменятся тебе в вину мысли и поступки твои. Ты свободен в выборе. Не верь лживым учителям твоим.  Придуманной своей святостью они увлекают тебя.  Ну, создал их господь другими. Что из того? Пусть они и живут по-другому. Твоя жизнь свята. Разверни душу, и ты увидишь, что я говорю правду. И истинны слова мои.

 

Не ты первый. Что Иуда, предатель? Он исполнил, что было ему поручено. Он  не убоялся быть проклятым в веках. Кто более свят? Тот, кого восхваляют, или тот, кто пожертвовал собой, зная, что будет обесчещен? Внимай. Внимай, церковным догматам вопреки. Они уже себе все грехи простили.  Внимай, и ты станешь свободным. Пусть не терзает тебя мысль, что будет там, этого тебе никто не скажет, да и никто и не знает. Кому героем быть и кто им был.

 

Жить в неведении – это удел жизни человека. Надежда то появится, то исчезает, и дух уныния витает в вечности.

 

-  Поэт. Ты хоть срок ожидания чуда твоего уточни. Не будешь же ты ждать бесконечно.  Молитва. Надежда. Ожидание.  Сколько это безумие будет длиться? Самому не смешно? Ничего же не происходит. Видно, у твоего Господа промысл другой о тебе. Задай этот вопрос своему сознанию. Какой ты получишь ответ?

 

Уже скрипят под тобою ступени. Ступени на эшафот.

 

Всё может измениться мгновение спустя,

И небо прояснится от долгого дождя,

Разгонит ветер тучи и солнышко взойдёт –

День новый наступает, а прошлое уйдёт

И я уже не вспомню, как жил я без тебя.

Всё может измениться мгновение спустя.

 

Так было когда-то. Так было когда-то давно. Юношеская любовь. Через года мне, умудрённому сединами, радость обнажённых чувств уже не доступна. С годами сердце обросло толстой кожей, и оно огрубело. Ничто так не радует, и нет места в сердце пьянящему сумасшествию любви. Выдержанная сдержанность, а это совсем не то. Это хорошо, это правильно, но это не то…

 

Где подчерпнуть мне былую радость бытия? Где этот источник радости? Как ощутить естественную радость от  осознания мысли, что ты живёшь? Я не потерял интерес к жизни, но находиться в нервном напряжении постоянно –  невероятно тяжело. Мысли о том, что случайностей в этой жизни нет, и по большому счёту, вся она расписана наперёд, очень угнетают. Религиозное учение успокаивает, но успокаивает только на время.

 

Изменить ход событий, начертанных судьбой, - возможно ли это? Хочу ответить: Да!  Я свободен сделать свой выбор и принять решение, которое считаю правильным. Но какой мерою ты измеришь жизнь. Жизнь, о которой ты ничего не знаешь. Ты принял её, а по прошествии лет лишишься. Вечное противостояние верою живущей души и немощного тела. Вечное противостояние добра и зла.

 

Вновь голос:

 

- Ты хорошо написал. Мне нравится. Но ты написал не всё.

 

От ветра шевельнулись шторы у открытой балконной двери. Я знаю, что я дома один. Но нас двое. Я интуитивно понимаю, что он здесь.  Безумие, психическая болезнь? Меня влечёт  желание перейти все законы. Я ведом к сознательному противлению истине. Я готов совершить, что мне будет приказано. В какой это будет день, когда это произойдёт. Что должен я буду совершить?

- Ты этого не узнаешь.  Тебя убьют раньше, чем ты осознаешь, что ты сделал.  Но знай, тебя  убьёт наученный тобою человек, и он это сделает из самых лучших  своих побуждений.  Коим ты сам имел “мудрость” дать жизнь. И этим человеком будешь ты. Прощай.

 

Шум ветра за окном. И раскаты грома.

 

- Ты поверил, что я уйду? Раскаты грома, как оглушительный смех. Глупец!  Нет, я всегда буду от тебя недалеко. Всегда. Всегда и везде.

 

Сколько лет прошло. А так, собственно говоря, ничего  и не изменилось. Я пытался сбежать от жизни в мир грёз и ничего не нашёл, я хотел изменить свою жизнь, но это оказалось для меня невозможным. Ничего не получилось.  Я всегда готов оправдывать свои ошибки, и вчера и сейчас, моя совесть всегда найдёт себе оправдание. Я, как мне видится, наверное, лицемер и фарисей.  За столько лет исканий я так и не нашёл в себе сил жить по тем законам, которым учит Христос. Я думаю о плотских утехах, о мирских заботах и хлопочу о хлебе насущном. Нет-нет, в молитве вспомню о душе, но, помолясь, тотчас и забуду. Да и молитвы мои в основном о всяком житейском деле. Что до Души, она меня не беспокоит. Её видно совсем, совсем мало, почернела, и в грехах её уже и не видно. В общем, сейчас разговор идёт не о грехе, как таковом, а о той внутренней пустоте, которая всё поглотила. Эту пустоту нечем заполнить, она бесконечна. Но я должен жить. Я должен жить так, чтобы мне не было стыдно держать ответ, когда пробьёт мой смертный час.

 

Заброшенный полустанок. Коптящая лампа в углу на стене. Пляшущий от сквозняка  огонёк. На лавочке сидит одинокий, заблудившийся во времени странник. На его коленях лежит небольшой потёртый саквояж, а в нём его самое большое богатство – завёрнутая в тряпицу тетрадка со стихами и собранной мудростью.

 

Человек открыл саквояж, развернул тряпицу. Тетрадка с пожелтевшими страницами.

Я когда-то писал стихи, перекладывая и подбирая слова, я пытался найти истину, затаившуюся между  строк. Обратив свой взор в вечность, надеялся познать себя.

 

 

Что уготовлено судьбой для нас с тобой,                                                                               

То нам не ведомо, но Господу угодно,                                                                          

И лабиринтом жизни Он нас по ней ведёт.                                                                   

 

Судьбы дорога – узкая тропа,                                                                                                   

Где жизни вехи время застолбило,                                                                                

Нам суетою вымастивши путь.

 

Велик соблазн судьбу предугадать,                                                                              

Жизнь рассчитав, покоем насладиться,                                                                                  

Но обретя его, однажды потерять,                                                                              

Понявши вдруг, лишь в суете забылся,                                                                              

Упившись суетою, как вином.

 

1999г.

 

Своё нутро я вывернуть хочу,                                                                                                    

Всю грязь и нечистоты разом,                                                                                         

Брезгливость подавив, я их разворошу,                                                                          

Найти хочу я душу.

 

Её спросить хочу:                                                                                                                

Ты от чего болишь, что сталося с тобой, что свет мне стал немилым?                        

Ровесница веков отпеть ли не спешишь меня живого, всё ещё живого.

 

Ещё хочу спросить, что сталося со мной, что жизни дар я ныне принимаю болью, садящей сердце смертною тоской.

 

Что сталося со мной? Хочу спросить у боли, как знать, быть может именно у той, что и была моей душой.                                                                                                 

Жила во мне не узнанной, не понятой, не нужной.

 

Своё нутро я вывернуть хочу,                                                                                         

Всю боль и горечь примиренья с нею. Рассудку вопреки я их не устыжусь,               

а разложу на паперти признаний,                                                                                    

Где кто-нибудь авось подаст.

 

Мне, может, и немного, да подаянию тому я буду рад.

1997г.

 

Могу кричать и биться головой о стены.                                                                        

Могу молиться, плоть свою распяв.                                                                                

Мне многое дано, что выбрать как – не знаю,                                                                     

А, может, за меня уж выбрано давно.

И проклят я и отдан сатане на растерзанье,                                                                 

Живя среди живых, давно уж погребён…

Бог знает, что сейчас со мной, что было прежде,                                                           

И что вскоре будет, но Он молчит.

 

И тишиною давит пустота.

 

1999г.

 

Судьба-судьбинушка

 

Ох, судьба-судьбинушка, горькая моя,

Долго ль будешь мучать твоего раба.

Чем я провинился пред тобой,

Будь милосердной, сердце успокой.

Ой!

 

Молодость растратил, живши по чём зря.

Что ещё осталось? Только маята.

Руки опустились, голова седа.

Ох, судьба-судьбинушка, горькая моя. Ох!

Сколько вёрст уж пройдено, всё трудней идти.

Где найти мне силушки не упасть в пути?

Где найти мне силушки годы превозмочь?

Может, все невзгоды унесутся прочь.

Может, наконец-то, обрету покой.

Ох, судьба-судьбинушка, сердце успокой!

Ой-й!

1998г.

 

Скрип двери вдруг нарушил тишину, и в дверном проёме появилась баранья морда, а потом и сам баран. Баран был грязный и тощий. Путник смотрел на барана, баран на путника.

- Тебя-то, кудрявый, каким ветром сюда занесло?

 

Баран немного так смутился и рассказал:

 

- Угораздило меня какую-то травку-былинку, цветочек красненький на поле съесть. Что был то за цветочек, не знаю, но действием он обладал сказочно волшебным. Мудрость вселилась в меня. Почувствовал я себя настолько мудрым, что возомнил себя человеком. Вот каким мудрым я стал. Вздохнул баран. Решил, значит, я книгу мудрости своей написать. Да ничего у меня не вышло. Обернулись против меня все силы тёмные, и мудрость моя обратилась в ничто. Не мудрость мне видится, тогда вовсе я обрёл, а духом гордыни был обманут. А сейчас нет ни музы, ни вдохновения. Все копытца сбил, чтобы их найти. Не нашёл. А дело к зиме. Ни дома нет, ни хлеба. Иду, бреду сам не зная куда, вот тебя встретил…

 

Усмехнулся человек.

 

- В чём-то мы с тобой, баран, похожи.  И я иду, Господа ищу.  И как птицы вольные и звери лесные, которые летом поют и беззаботно веселятся, а зимой, в холод и голод ищут человека, тянутся к его очагу, прося тепла и хлеба. Так и мы, люди, когда нам плохо, к Господу идём, Его ищем. Я тут даже стишок про это написал.

 

Как нам порой бывает нужно, увы, ненужное понять.                                                  

Как нам порой бывает сложно забыть о том, что невозможно.                                   

Как трудно нам и как легко вновь отказаться от того, что предлагает память.

 

Как долго боль терзает нас за миг свершённого греха, где глупость наша гордость, ряжась, внезапно злобой стала,                                                                                       

Убив и без того ничтожный разум наш!

 

Как разум наш упрям и толстокож, что только боль способна вразумить, что он ничто пред тем, кто создал нас подобными себе в один из дней при сотвореньи мира.

 

Как тщательно пыжится разум, как рыщет он, спасения ища                                             

Для нас, в саду Эдема вкусивших от запретного плода,                                                          

и наготы своей, страх от него познавших.

 

Как век наш скоротечен, как быть счастливыми успеть желаем мы,                                         

Твои Господь лукавые рабы,                                                                                            

Презревшие Тебя, когда вольны мы были, возвавшие к Тебе, когда беда пришла.

 

Что человек? - Душа живая.  Рождённый жить глупцом, взирая на мир, в котором он живёт. Что человек? За грех он изгнан был из рая. Его почтенью научая, жизнь болью учит, попуская и на земле грешить. Что человек?

 

- А ты говоришь, баран. Знаешь, а я тебе смогу помочь. Есть у меня немножко мудрости, вот она в тряпице лежит. Я её всю жизнь копил, правда, немного мне совсем удалось скопить. Но ничего. Я подарю её тебе, и ты сможешь написать свою книгу.

 

Жесткосердие не даст быть человеку счастливым. От состояния души зависят и жизнь, и вечность. Душа, потерявшая сострадание, не сможет вместить любовь. В сердце человека, где умещаются и ад, и рай, проходит рубикон мудрости, но не всякому  человеку, подошедшему к нему, дано его перейти. Твоё будущее зависит от тебя сегодняшнего, от тех поступков, которые ты совершаешь сейчас, от тех мыслей, которыми руководствуешься. Только верою ты достигнешь глубины познания. Верою в Любовь! Уповай на Господа, дабы он услышал молитву твою.

Обрадовался такому везению баран: «Теперь-то я точно человеком стану».

 

Фантасмагория реальности. Реальность фантасмагории. Всё переплелось.

 

Зачем я это написал? Размышления никому не известного автора.  Но я верю, я чувствую, что моя работа кому-то нужна. Не знаю сейчас, потом, когда. Но она НУЖНА. Это возможно тщеславие и претенциозность бездарности, но это и моё глубокое убеждение и только время рассудит сумасшедший ли я.

 

Прости меня, Господи!

 

Нет для меня более мудрости, как молитва. Молитва, выстраданная мною. Ничтожен человек. Только на милость Господа могу уповать и только от Него могу ждать помощи. Это и есть моя жизнь в ожидании чуда.

Осознание силы молитвы – это есть первый росток.

 

Всмотрись человек, и ты увидишь, как многое ещё произрастёт. Вернуться в прошлое и изменить ход событий ты не сможешь.  Ход истории вечен и необратим. На скрижалях памяти записано твоё будущее и, если суждено, награда тебя найдёт, или расплата  по делам твоим тебе воздастся. Не тешь себя надеждой, что не произойдёт всего этого. Это неминуемо, а пока живи до поры, оную уже обозначило время.

 

И ты, баран, прощай, помни истину: твоё будущее начинается уже сегодня, сознательно его выбирай, а мне пора идти, ждать нечего, поезда, видно, здесь больше не ходят.

 

24.09. 2019г.

 

 Олег Малышев.

 

Послесловие

 

Л.Н. Толстой о своей работе «Исповедь» сказал, что это произведение является вступлением к ненапечатанному сочинению. Да, так оно и есть. Мои «Ступени на эшафот» это и есть это ненапечатанное сочинение.

 

Не скромно?! Такого не может быть?! Откуда мне знать?!  

 

Я это знаю. Я это чувствую.  «Ступени на эшафот» и «Жизнь в ожидании чуда»!

 

Прельщён самомнением?  Ведом искушением, соблазном гордыни и тщеславия?

 

Страничка из дневника.

 

13.11.1995г. 18-40.

 

Когда ещё не было ничего. Был дневник … и желание жить.

«Нет сюжета, или он есть. Жил человек вообразивший себя гениальным писателем и он написал книгу, которая стала бестселлером. Почему? Потому, что в этой книге ложь стала правдой. В неё поверили люди. Невозможно было не поверить. Писатель и сам поверил в то, что он написал. Он создал другую реальность своей жизни. Он стал жить в другой реальности.

И был другой человек, который прочтя эту книгу, понял, что этот писатель устал жить и хочет умереть, что ищет он смерти. Этот человек решается убить писателя. И найдя возможность, он его убивает.

Убийцу схватили и бросили за решётку. Через некоторое время убийцу посещает дух убитого им писателя. И не только посещает, но и дух этот входит в этого человека.

И вот этот дух рассказывает убийце всю правду о писателе. Убийца от открывшихся тайн, приходит в ужас и перевоплощается по духу в писателя.  И он начинает видеть мир глазами писателя и говорит то, что писатель не успел сказать.  По началу слова убийцы вызывают только хохот, эта  его правда настолько дика, что его действительно считают сумасшедшим и помещают в сумасшедший дом. Теперь убийца в полной мере ощутил себя убитым писателем, с той лишь разницей, что писатель мёртв. Есть другая плоть, плоть убийцы. И тогда, только тогда убийца понимает ( ТВОЯ МЫСЛЬ И СЛОВА ВЛОЖЕННЫЕ В УСТА ДРУГОГО  НЕ ДОНЕСУТ ИСТИННОГО, И  СЛОВО ИЗРЕЧЁННОНОЕ ТОБОЙ - ЕСТЬ ЛОЖЬ. ПЕЧАТЬ ГОСПОДА, ЛЕЖИТ НА СЕРДЦЕ ТВОЁМ.)  как писатель любил жизнь и как он хотел жить. Но увы, слишком поздно. Суд признал убийцу вменяемым и виновным. Утром следующего дня приговор приведут в исполнение.

Последняя ночь. …»

 

Я её создал, эту другую реальность. Я живу в ней, в этой другой, в параллельной реальности... ,

 

16.11.2019г.

 

Эпилог.

 

Эпилог будет написан, но напишу его, увы, уже не я.

Новелла «Когда-нибудь всё начинается» является второй работой в  небольшой трилогии рассказов («Ступени на эшафот», «Когда-нибудь всё начинается. Ода бизесмену», «Жизнь в ожидании чуда»- готовится к публикации), посвящённой поиску пути самопознания.

 

От автора

 

Жизнь многолика. Порой в человеке уживаются, на первый взгляд, абсолютно не похожие внутренние сущности. Секрет единства многообразия не объясним. Эта тайна – как Космос.

 

Когда-нибудь всё начинается

(Ода бизнесмену)

 

Не знаю, хорошо это или нет, но не могу я долго жить спокойно. Ну, никак не могу! Чёрт какой-то что ли сидит во мне. Вот опять он заводит меня, заводит, словно одним ему известным ключиком, и  меня вновь понесло. Что задумал, сам не знаю, куда на этот раз занесёт. Чую, что опять найду себе приключений. Бедная моя судьбинушка, угораздило меня уродиться таким. Ничего не могу поделать с собой. В какой уже раз всё начинается снова.  Теперь уж не остановить. Что будет в этот раз? Не угадать. Чем кончится, те паче не знаю.

Может, пока не поздно, записать мне свои истории.  Боюсь, что могу не успеть.  А так, глядишь, кто-нибудь себя вспомнит, меня помянет, а может, авось, кому и полезным будет. Пожалуй, что так, расскажу по порядку. 

 

История первая

Россия. 1990 год. Перестройка. Это было наше время. Время больших надежд. Как заработать денег и как стать богатым?  Кто тогда об этом не думал.  Вот и я тогда, помню, как-то утром, ещё лёжа в постели, мысленно созерцал пройденный путь и пытался решить, что бы мне такое придумать, сделать и как бы разбогатеть. И тут я неожиданно понял, что во всём арсенале одурачивания людей до сих пор нет «нового» русского попа. Новые русские появились, а вот попа своего у них нет. От этого открытия лежать мне уже стало некогда. Теоретически я был прав: если есть новый русский, то должен быть и «новый» поп. Русские без попов не могут.  Нет, на этот раз я ошибиться не мог. В представлении многих, человек, облачённый в одежды священнослужителя, не может быть жуликом. А из Ганса, надень на него рясу, получится вылитый поп.

Своего друга Ганса я нашёл на свалке всякого автомобильного хлама около гаражей. Он разбивал старые аккумуляторы и выплавлял на костре свинец. Я было подумал, что он собирается сдавать его во вторчермет. На что Ганс мне ответил, что продажа сырья – это удел бестолковых и недальновидных. Он из металла в маленьких формочках выливал талисманы и всяких там болванчиков. Какие краской автомобильной покрасит, какие кислотой сбрызнет, или ещё там как поэкспериментирует, и амулет от любой болячки, приворота, разного сглаза готов. Спрос, конечно, есть, но доход невелик, да и работа вредная. В общем, я понял, Гансу, как и мне, терять особо было нечего.

На мой вопрос, сможет ли он установить цену всем грехам, составить на них прейскурант, и по нему грехи народу прощать, он чуть было не лишился дара речи. Оказывается, я ему сформулировал его собственную формулу понимания счастья. Когда делать ничего не надо и можно жить хорошо. Точно согрешил, заплатил и живи спокойно. Новый вид культовых услуг по приемлемой цене.

Ну, а так как никто ещё не додумался до «нового» русского попа с прейскурантом, то соответственно Ганс и будет им первым. Так что пора зашивать дыры в карманах, время пришло работать.Когда-нибудь всё начинается.

Для обкатки нашей затеи мы выбрали жемчужину балтийского побережья – город-курорт Светлогорск. Он расположен километрах в пятидесяти от нашего города, билет туда недорогой, и там нас никто не знал.

В межсезонье отдыхающих в Светлогорске жило немного, и однокомнатную квартиру можно было снять меньше чем за тысячу рублей. Такие тогда были цены. Правда у нас и этих денег не было. Зато у Ганса была почти новая кожаная куртка. Я не берусь описывать, что говорил ему я, и то, что он говорил обо мне, но, в конце концов, его куртку мы продали, а Гансу мною клятвенно было обещано, что обязательно с первых заработанных нами денег… В общем,мы сразу же купим ему новую одежду и ботинки зимние, импортные, сорок второго размера. Пока же моей курткой будем пользоваться по очереди. На том и порешили.

Квартиру мы сняли в старом немецком доме, из окон которого открывался потрясающий вид на Балтийское море. Сине-зелёные волны и голубое-голубое небо. К сожалению, любоваться этой красотой было некогда. Надо было Ганса превращать в святого отца. А на оставшиеся четыреста рублей много ли совершишь чудес? Пришлось ограничиться тем, что за двести пятьдесят рублей нам из чёрной, хлопчатобумажной ткани в ателье сшили балахон типа а-ля Алла Пугачёва, а на оставшиеся деньги мы разместили в местной газете объявление, что в город Светлогорск, конечно, проездом, инкогнито прибыл слуга божий, нововикарий отец Гансаус, наделённый властью прощения всех грехов. Проживать он будет на улице Песочной, дом 5.

Оставшиеся до публикации два дня мы посвятили вхождению Ганса в образ. Как он играл! Звёзды театра меркли. Нам бы в Большом выступать. У нас ведь каждый хороший жулик – непревзойдённый актёр! И чем лучше он жулик, тем лучше он и актёр.

Первый прихожанин откликнулся на наше объявление в день его публикации. Он как нас увидел, немного было опешил. Не знаю, кого он хотел тут увидеть. Поп как поп, и ученик при нём. Но тут, на наше счастье, как бухнет что-то на пол у соседей сверху. Ганс, молодец, не растерялся и как завопит, что он знал, что это должно было случиться и что это случилось! И что само провидение по воле звёзд привело его грешника к нам. Прессинг был жёстким. Уже через десять минут дядька был посвящён в самые сокровенные тайны мирозданья. Существующая его система ценностей была разрушена и отстроена вновь… А ещё через двадцать минут наш первый прихожанин уже свято верил, что он действительно грешнее всех грешных, и что только отец Гансаус может ему, немощному и больному, помочь изгнать силу нечистую и очистить от бесов и скверны как дом его, так и душу его заблудшую. Не говоря уже о том, что только ему, как первому, дана возможность льготного оформления права для постройки храма своей души в раю.

Явно ошалевший от таких признаний и открывшихся перспектив, мужик недолго думал, от каких грехов ему стоило бы откупиться. Он оплатил общую сумму! Загодя по всем пунктам прейскуранта, так сказать… на всякий случай.

Тем временем внизу у подъезда собиралась очередь. Оглядев её из-за занавесок, мы выбрали в толпе нарядную даму бальзаковского возраста. Красная куртка и чёрные кожаные штаны были ей очень к лицу. Благостно перекрестившись, я пошёл её приглашать.

Очередь вдруг рассерженно загудела, что не соблюдается очерёдность. Но я людям напомнил, что не человек  сие устанавливает, кому за кем следовать, а всё определено для нас свыше – мол, сейчас луч света небесного упал и указал на эту даму. Мадам расцвела. Я проводил её в нашу квартиру на втором этаже, где в полумраке полностью отрешённый от всего мирского, почему-то в позе лотоса посреди комнаты сидел святой Гансаус.

Я даже умилился его образу. Оставив их наедине, я вновь вышел к очереди и обратился к местным жителям и гостям города с речью:              

- Милые моему сердцу братья и сестры. Отец Гансаус– святой человек, он никому не может отказать в милости, в помощи и сочувствии. Но общение его со страждущими– не есть его воля, но воля пославшего его. Ибо сказано: много званных, но мало избранных. И только того, на кого укажет перст господень, он и сможет принять. А посему, да простит вас Господь, более нововикарий святой отец Гансаус принять сегодня никого не сможет. И идите вы все с миром, аминь! До завтра. Народ ворчал, но стал потихоньку расходиться.

Ганс тем временем причащал прихожанку. Сильно старался! Грех из дамы выходил со стоном и скрипом дивана. Старый, наверное, был грех, приставучий. Я не стал мешать великому таинству и пошёл на кухню.

Отец (единорог необъезженный) заставил просидеть меня полчасакак минимум. Но вот зашумела в душе вода, потом мимо матового стекла кухонной двери проплыли две тени. Щелчок замка, и голос Гансасерьезно:                                                                                            - Дщерь моя, молись и не греши более. С сего дня ты чиста, как Дева небесная. Иди с Богом! Аминь!

Аллелуя!  Воскликнул довольный Ганс, как только дверь захлопнулась.                      

Сто долларов и приглашение очистить её дачу в ближайшие выходные. Эта работа как раз для меня!Люблю свою работу!

Я знал, что мои увещевания никакого толку не дадут и промолчал. Почин был удачным.

Так прошло дней десять. Работать попами было интересно. Все хотят быть поближе  к Богу. И глупости людской предела нет. Мы принимали в день по несколько человек. Причащение. Отпущение. Выбор собственного места в раю. Я не мог нарадоваться, наблюдая, как пополняется и растёт наше с Гансом благосостояние, с какой любовью и трепетом смотрели на нас счастливые наши прихожане!

Вот только Ганс… Он стал меня что-то беспокоить, жалуясь на то, что мы якобы богохульствуем. Его, видишь ли, тягость греха лишила аппетита, покоя и сна. И повадился он, как стемнеет, к церкви ходить, где по его словам, он грешный замаливал свои грехи. Не знаю, всяко бывает с человеком. Может, и в правду ему было тяжело.

Как же я был наивен! Святая простота. Увы, я это понял слишком поздно, только тогда, когда бежал к окну, спасаясь от разъярённого прихожанина, причащённого нами на прошлой неделе. Оказывается Ганс между делом, пока причащал его, украл у того часы, и он случайно увидел сегодня их на руке Ганса, как обычно игравшего в рулетку в одном из казино Калининграда. Да-да! Я никогда бы не поверил, что за время полёта из окна второго этажа можно столько успеть понять и о стольком подумать...

Дальше будет ещё интереснее.

 

 

Приключение второе, будь оно неладно

Продолжение приключений не заставило себя долго ждать. Помню, как я тогда из окна квартиры прыгнул  и всё, пропал…Яркий свет пронзил балтийское небо.От сияния разверзлись небеса. Открытые миры…

Ничего себе полёт. Не сплю ли я?!

В низу возле киоска «Пресса» народ что-то толпится. Господи, а как же это так, они в низу, а я в верху. Заглянул я с верху в газетку, которую читал какой-то студент. Господи! Да я же помер.

«Некролог.

Вчера в городе Светлогорск, по улице Песочной, дом 5, на придомовой цветочной клумбе, был найден мёртвым помощник нововикария отца Гансауса. По версии следователя, при прыжке из окна квартиры святой Парфентийнеудачно приземлился на голову. Травма оказалась несовместимой с жизнью. Вечная ему память и покой».

Я потрогал голову. Да нет, не болит, кажется. Я ущипнул себя за руку, тоже не болит. Как это так? Тут не болит, там не болит, а я помер!

Долго думать мне не дали. Подлетели ко мне два архангела в чёрных одеждах, взяли меня под руки и понеслись мы куда-то вдаль невиданную. Полёт, где секунды сродни жизни. И прилетели мы в чистилище – видно, вокруг дым, огонь, крики и жалобные стоны. Скрутили меня и засунули в клетку над кипящим жерлом. Боюсь, что это правда о геенне огненной и гореть мне тут синем пламенем. Жалко мне себя стало, ведь я ещё такой молодой.

В муках и ожидании неминуемого конца я провёл дня три, ну, или два. Тут ведь часов нет.  Я и покаялся и клятвенно себя заверил,что уж больше-то маху я не дам и что впредь буду жить добропорядочным гражданином, примерным отцом и мужем. Да и вообще, кем угодно. Только спаси, да помилуй.

В общем, утром какого- то дня опять прилетели архангелы. Вновь взяли меня под белы руки, и понеслись мы под облака. Полетели, прилетели. Лепота невиданная, красота неописуемая! На большом белом облаке, в окружении ангелов, сидит на золотом троне Некто. Его не разглядеть. Он ликом похож на солнце. Яркое-яркое. У ног его раскинулись земные просторы в  3D формате и со стереозвуком. Всё, что интересно, выводится на большущий экран в масштабе, где видно каждую жилочку человеков, каждую их мыслишку.

Тут сзадикак двинули меня по спине, и я пал ниц перед Всевышним.

- Ну что, святой отец, доигрался, допаскудничался? Я долго о тебе думал, Парфентий.  Место твоё – в аду. А уж преисподнююя тебе, обещаю, я устрою настоящую. Взвоешь. Посидишь, подумаешь там, поумнеешь, быть может, а потом посмотрим. Убрать его с глаз моих.

Вот те, кто бы мог подумать.В мгновение ока.

Сущность мою уменьшили, сплющили, подравняли, подстучали и… засунули в голову одному философу. Я туда, я сюда. Выхода нет.Слизкие стены, день ото дня, день за днём.  Сколько я в голове у него прожил я не помню. Но это был точно ад. Котёл, где мозг варится, варится, бурлит, кипит, искрится, словно кипятком тебя жгёт. Где ты думаешь, думаешь, думаешь. И днём и ночью. Где понимаешь, что ничего не можешь придумать. Что никогда не познаешь тайну бытия и никогда проект не осознает мысль Создателя, что выхода из черепной коробки нет. Никто и ничего тебе не поможет. Любой найденный выход это иллюзия. Подсознательно всё равно понимаешь, что ты думаешь, думаешь, думаешь. А решения нет, нет и нет, и не будет. Это точно ад –  бушующий мозг сумашедшего философа.

Сколько это сумашествие длилось? Да наверное всю жизнь того философа.

Ну вот как-то однажды ко мне, истерзанному бредовыми мыслями, опять прилетели архангелы. И вознёсся я с ними до седьмого неба. Привели снова они меня под очи Всемогущего.

- Вот смотрю я на тебя, сущность. Не исправился ты за время своего заточения. Рано философ помер. Довёл ты его. Жалко парня, завтра я к себе его призову. Судить не буду. За что его судить? Это ты ему такую жизнь устраивал. Я его опять человеком на землю отправлю. Пусть поживёт, отдохнёт от тебя. А что мне с тобою делать? - Господь подумал немного и решил: «Быть тебе, Парфентий, бараном!»

Я даже не успел ничего понять. Меня вновь уменьшили, сплющили, подравняли со всех сторон, подстучали и… Вспышка света…. Вот так с протяжным криком:«Бе-е-е-е»- я опять оказался на этой земле. Маленький, кудрявый барашек.

Поначалу мне всё сразу понравилось, и было интересно после профессорской головы. Кругом такие же бараны. Хозяин кормит. Соблазны всякие, девочки…

В себя я пришёл где-то во второй половине моей бараньей жизни.

Эх, ты! Угораздило меня бараном родиться. Там хоть философом считали, а тут баран, можно сказать, эталон безмозглого дурака.

А посемунадо мне мою баранью жизнь обустраивать. Приспосабливаться. Надо благами житейскими обзаводиться. Что мне такое придумать, чтобы богатым стать и жить безбедно. Мозги нам на то и даны, чтобы думать. Решил я разложить всю мою баранью мудрость по полочкам. Прикинуть, кто и как большим бараном стал. Кто чем, чего там для себя добился. Кто какого счастья приобрёл.

Мои мозги опять закипели, зашевелились, забурлили… И трясь! Вспышка света. Астрал. Раздвоение личности. Нет, не тут то было. У нас, у гениев, раздвоение – это ничего, это нормально. Это в порядке вещей, я и прежде раздваивался.

Но в этот раз всё оказалось гораздо серьёзнее. Я  расстроился.

И был день. И был вечер. И вижу я, идёт ко мне моя душа. Маленькая, серенькая, старенькая какая -то. И гром загремел. И молнии сверкнули. И дух мой, с небес к нам сошёл. И встретились мы в троём.

Было это, наверное, осенью. Холодно. Разожгли мы, значит, костерок. Сели как-то так подле друг друга и повели беседу.

- Чё мы тут сидим, мёрзнем, постимся, - я говорю. – Может, в магазин сгонять? Он тут недалеко. Взять чего там для сугрева. По глазам я понял, что и душа, в общем, была бы не против логичного развития событий.

- Нет, - отвечает дух, - так не надо. Не для того мы здесь собрались. Надо решить, как тебе, Парфентий, жить. Какие у тебя планы, какие пожелания? Говори начистоту, не стесняйся.

- А чего тут. Хочу отарой править, судьбы бараньи вершить.

- Ты, это того, треуголку-то сними. Не на выборах, чай. А ты, душа, ты скажи, чего хочешь?

Душа так как-то жалостливо посмотрела и молвит: 

- Мира, доброты, дружбы и любви.

- Во, во! Любви, много любви, - согласился я.

-  Ты тело помолчи.

Вот опять. Как что, так я, тело, во всём виновато и мне отвечать и меня наказывать.

- Мы для чего встретились. Чтобы решить как мне жить дальше, чтобы богатым стать. А мне и сказать ничего не даёте.

- Ладно, давайте серьёзнее. Ничего я не могу понять в этой жизни моей бараньей. Почему вот одни бараны бедные и тощие, а другие богатые и лоснятся. Не может же быть, что богатые на столько умнее меня, на сколько они богаче.  Не верю! И я хочу богатым стать, я тоже умный. Помогите мне что-нибудь такое придумать, чтобы мне среди всех баранов по-баранистее быть.

Может книгу написать? У меня от философа эта вредная привычка осталась. Я и название для книжки придумал «Эволюция мяса.» Точно! Я у себя на загоне плакат повешу «Эволюция мяса. Этапы большого пути». Пойдут так себе бараны. Видят плакат, а понять ничего не могут. А что это такое? А зачем это?

Ну, вот тут и понёс я им рассказывать о чудесах и о связи квантовой механики и теории относительности.  Интересно стало баранам. Стали меня на семинары приглашать, на конференции. Бонусы, льготы, преференции. Уважают бараны у нас учёных, обладающих непонятными научными знаниями.

Можно ещё предварительно рекламную компанию провести. Желательно где-нибудь под очередные выборы. Пришёл в какую-нибудь партию. Пару своих рассказов им принёс. А чё, у меня рассказы хорошие. Возьмут. Гонорар заплатят.  Лозунги буду им сочинять. Типа: «Мы все – бараны, и бараны – это мы! А  этот  баран-писатель, он один из нас. Вставайте под наши знамёна!»

Интересно, сколько за таких писателей, журналистов платят?

Ну, вот пока так…

А денег что-то нет…

Может, в попы пойти. Куда без них, врачевателей душ? Среди них тоже шарлатанов хватает. Эти нарядятся, с амвона учат, песни и псалмы поют, о высших духовных ценностях вещают. Это когда мы видим и слушаем! А когда без паствы, чем они от нас отличаются? Думаю, что не только кагор пьют, но и всяким там весельем забавляются, и деньги за свечки считают.

Нет, святым я уже был! Ничем хорошим это не кончилось. Бедный я баран.

Есть ещё шарлатаны от науки. Эти тоже нас жизни учат. Так, мол, себя вести надо. Вот так мы друзей себе заведём. Вот так мы друзей потеряем. Ты вот так сделай, а вот этого не смей. И будет тебе, баран, в личной жизни хорошо. И секреты там у них всякие есть. Вот такой, мол, у нас есть секрет. Он такой секретный, что мы тебе его только по секрету расскажем, когда заплатишь.  Таки так.

Есть и третьи шарлатаны. Эти совмещают рясу и науку. Всё умеем, всё знаем. Господом всё благословлено и наукой доказано. Это самые опасные. Личины у них разные, лица у них порой интеллигентные и речи у них умные. Аж иногда послушать хочется.

Но понимаешь, что и эти, и те, и другие одного хотят: мозги тебе запудрить, лапши на уши навешать и, ничего не делая, денег от тебя больше получить. Очень хорошее занятие. Очень мне нравится. Я тоже так хочу. Тоже люблю видимость своей значимости создавать. Сказок понарассказывал, книжек понавыпускал… Читатели довольны. И деньги – тум-тум, тум-тум– полетели. Слово – рубль,  слово-рубль, предложение – два. Красота!

Я знаю, что было вчера. Я знаю, что будет завтра. Я знаю, что вас всех  ждёт…. А про этих – экстрасенсов, предсказателей –я вообще не говорю. Так бы в морду и дал. Но бодливому барану господь рогов не даёт. Вот такие дела.

- Ну согласись, ты и сам такой, и сам того же хочешь, или это я этого хочу, или мы? Ну так ты, или я, или мы? Пойди разберись. Расстроение личности.

- Поверь и к этому есть свои шарлатаны. Психологами называются. Тут они тебе всё по симптомам разложат.  Это у тебя левое полушарие. Это у тебя правое полушарие. Оно так думает и того хочет. По научному тебя обзовут, диагноз поставят, деньги за приём возьмут, лекарство какое пропишут. Красота. Куда ни посмотришь, куда ни глянешь, кругом одни шарлатаны и жулики. Как бы и мне так, что бы ничего не делать да ещё и деньги на этом зарабатывать.

Что бы такое кому продать? Барыш получить, обвесить кого, обсчитать.  Я что-то так припоминаю, что в одной из прежних жизней был я уже заведующим магазином. Хорошо это у меня получалось. Жалко, прошли те времена. К завмагам, никакого теперь уважения. Сейчас все кругом что-нибудь продают. Нет.

Надо что-то такое найти, такое придумать, купить-продать и не просчитаться.

Вот я баран из-за чего бараном стал? Из-за того, что не всё до конца продумал и доверился Гансу. Где он там сейчас?  Нет, никому верить нельзя. А вообще с «новыми» русскими попами и нового то ничего не было. Индульгенция. Уроки истории. И «Бонсай», это тоже уже устарело.  Сегодня рекламки так и пестрят объявлениями о продаже мини пигов, котят под –леопардов и других каких чудес.

Может рекламщиком стать? Рекламщиком быть, тоже хорошая работа, если приврать умеешь. Тут тебе рассказывай, что у тебя есть, к кому ты придёшь, что ты умеешь и на что способен. И самое главное, что это, что у тебя есть, это и надо купить, и купить только у тебя, и чем скорее ты купишь, тем для тебя будет лучше и выгоднее. Целая наука. Маркетологи туда же, в один ряд. Среди этой братии самая противная работа, это конечно работа менеджером. Я даже про эту работу и говорить не хочу. Мерзкая работа. Был я в одной фирме как-то менеджером по продажам, до сих пор с содроганием вспоминаю. Нет. Надо такое придумать, чтобы до тебя точно ещё никто не додумался, чтобы это было востребовано, оплачивалось хорошо и делать ничего не надо.

Это дело не простое – эволюция мяса. Жуликам тоже приходится эволюционировать. Просто по старинке обманывать не получается. Не эстетично, вульгарно и пошло. Надо что-нибудь такого, праздничного, феерического. Вон, юмористы. Хорошее занятие. Рассказывай себе байки со сцены. А эти в зале довольны, хлопают. Смеются. А этот стоит рассказывает. Слово-рубль, слово-рубль. Хорошее дело. Не каждый сможет. Да, ой, ё-ёй. Что бы такое придумать, чтобы раз и придумалось. Чтобы такое сказать и ничего не говорить.  А то ляпну, что-нибудь невпопад, засмеют, а когда молчишь, за умного сойти можно. С вопросами к тебе обращаться будут.  Может в советники какие, к кому-нибудь пойти? Это я могу. У меня на все случаи советы есть. Правда, пожалуй, в советники меня не возьмут, рекомендации нужны. А вот критиком, наверное, можно идти поработать. Тут самое главное иметь своё мнение, а остальное считать непотребным. Страсть, как захотелось покритиковать. Не важно кого, почему и зачем, лишь бы платили. Можно и бесплатно, …но бесплатно нельзя.

 Да, задал я себе задачу, в наше время богатым стать. Конкуренты, так и крутятся кругом, где какую идею у кого перехватить, как кого объегорить.  Мозги кипят.

Охватить бесконечное невозможно. Думать о невозможном глупо. О маленьком думать не интересно. Лучше всего мечтать о большом. А эту мечту ещё и продать.

 Во,вот это да, хорошая идея. Продавец красивых мечт. Замечательно. Жил себе баран жил, не было у него никакой себе мечты. А тут раз и ты с предложением.- У меня на выбор, мол есть мечты любые, какую мечту захочешь, такую мечту тебе и подберём. Хочешь такую, пожалуйста. Хочешь другую, пожалуйста.

Наши сказки они тоже про это. Вон. Иван-дурак, на печи лежал. А потом тресь, раз, раз и царь- царевич, король-королевич. Тут в деревне одна жила, жила. А потом раз, раз и замуж вышла и царицей стала  и в город переехала. Добрые у нас сказки, хорошие.

Ну, это так. Сказка, она и есть сказка.

Может и мне сказку написать? И продать. Хорошее дело.

Душа опять:

-Грех же деньги на детях делать. Не стыдно?

- А что я, мало ли таких детских писателей. Возьмёшь порой детскую книжку, жуть берёт, что они там насочиняли. Их бы детей на этих книжках воспитывать,

- Придумал! Я напишу сказку для взрослых. «Я и моя лень. Как побороть лень? Этапы большого пути». «Я и мой живот. Как убрать лишний вес?». «Как бросить курить. Этапы бросания».  Непаханое поле!

Самое хорошее занятие – это продажа собственного имени. Где вставили, тебе заплатили. Тут твою фамилию, твоё имя вставили, твою фотографию прикрепили, деньги тебе перечислили. Красота, делать ничего не надо.  Одно плохо – для того чтобы ты смог продать своё имя, ты должен его иметь, а его у меня пока нет. Соответственно продать я его не могу. Может, просто идею продать  «Квест. Помогу подвигнуть Вас на создание себе имени. Этапы большого пути». Эволюция мяса.  А вообще идея хорошая, мне она даже очень нравится. Много желающих,жизнь свою на лучшую поменять.

 А денег всё ещё чего-то нет. Что бы такое продать? Что бы такое придумать.

Душа опять, уже и с духом на пару:

- Не греши, мол, дескать, баран. Ты о вечном подумай. Собирай ты блага нетленные, а не думай, как бы тебе урватькусок пожирнее

Да я и сам вижу, что во мне просыпается инстинкт хищника. Кого сожрать, как денег заработать?!

Хорошо работать политиком. Политикам точно хорошо, они ни за что не отвечают. Знай себе, двигают политическую мысль в стада бараньи. Ну, среди них тоже жулья хватает. То одного, то другого в розыск объявят. Чего не работается? И имя продать можно, и интересы чьи-либо пролоббировать. Только успевай бабки собирать. В политики просто так не устроиться, дорого. Чем выше место, тем дороже. Как-то всё так сделано, что никак простому барану выдвинуться не дадут. Что может простой баран придумать? Ничего. Будешь выступать, оштрафуют. Продолжать будешь, в психбольницу угодишь или посадят. Всё кругом огорожено. Знай своё место. Хорошо, если сена дадут и палкой не отдубасят. А вожаки, они там, наверху. К ним пройти очень сложно. Сложно. Куда податься бедному барану, как разбогатеть? Стоит баран думает. Может, свою партию создать? Я уже и название придумал: «Партия свободных баранов». Да, это хорошая возможность ничего не делать. Создал партию, зарегистрировал. Программу разработал. Надо только ухитриться, чтобы бараны не поняли, что их опять одурачили. Чтобы опять поверили, что с новым вожаком у них  всё теперь будет по иному, и жизнь станет сытной и счастливой.  Другой вопрос, что и для создания партии деньги нужны, а у меня их нет. Да и возраст не тот чтобы бегать и на каждом углу орать, что я не такой баран, а я лучший.  А тема, пожалуй, хорошая.  У нас бараны доверчивые, многие бы повелись.

 Стоит баран думает.

-  Ну не работать же мне идти. Что-то этого мне не особо хочется, да и производить я ничего не умею. Сколько раз пытался, ничего хорошего не выходило. Только время терял. Как бы мне вот время продать? Вот прямо сейчас, всё равно просто так стою, ничего не делаю.  Представил я картину. Стоят бараны с табличками: «Продам время», «Продам время». «Куплю время», «Куплю время».

Как заработать? Кому продать?  Стоит баран думает. На небо смотрит. Понимает баран, что, не решив главную задачу и не ответив на извечный главный вопрос, что делать, не быть ему богатым. Мозг так и кипит.

Продажа времени.  Эволюция мяса. Этапы большого пути. Как это всё соединить?

Может, душу продать? Додумать мне не дали.

- Баран, да чего ты тут задумался. Жизнь, баран, это виртуальная реальность, это реалити-шоу. Где все мы бараны и все мы актёры. Ты баран проснись, посмотри вокруг. Сколько нас таких, как ты, как я, как мы. Мы все тут артисты, в этом реалити-шоу. А хозяин. Он там, наверху. К чему нам думать, почему он так делает, или иначе. Нам не понять. Живи, баран, живи да радуйся. Вон тебе поесть принесли, вон тебя на лужок выпустили. Чего тебе ещё надо?

Баран, конечно, он и есть баран. Зачем барану быть умным, зачем барану что-то понимать?

А какой собственно вопрос?  Что будет, то и будет. И быть чему, того не миновать. Живи, баран, вспомни юность твою! 

Тут мне бес как даст в ребро.  Тресь, аж порезвиться захотелось. А бес опять – тресь, тресь…

И  меня осенило.

- Что-то смотрю я на вас, что ты душа, что ты дух. Что-то вы не очень на святых похожи, что-то святости в вас не хватает. Может, вы бесы, что то  больно вы на них похожи, на этих, которые мне по рёбрам наподдавали. Надо вас изгнать, толку от вас всё равно нет никакого.

- Вот здрасьте, приехали, - отвечают. – Мы тут собрались тебе помогать. Думаем, как тебе помочь разбогатеть. А ты нас выгнать собрался. Ничего у тебя, баран, не получится. Ты, баран, кто есть? Ты есть оболочка кудрявая, да костлявая.  А мы – внешние органы управления тобою. Мы всё можем. Без нас ты никуда, ничего у тебя не получится.

- Не просто получится. Обязательно получится. Я и книжку про вас напишу, как с вами бороться: «Изгоняющий бесов. Этапы большого пути». А я хорошим впредь буду.  И других научу, вот в нашем бараньем стаде много ли таких мудрых.

Притча про мудрого барана.

Пасся как-то на лугу баран. Самый обыкновенный, серенький, нагленький и кудрявенький. Щипал он себе травку, пощипывал. И съел баран цветочек какой-то аленький. И ощутил он вдруг прилив мудрости. И получил баран знание о том, что он баран. Этот эффект потряс все бараньи мозги, все процессы в его организме. Настолько изменился баран, что и не узнать его стало. Таким мудрым он стал.

Вечером загнал хозяин стадо в овчарню. Стоят, лежат бараны, траву жуют и ни о чём не думают и ничего не знают. А мудрый баран обладает знаниями, что он баран, что он стоит в загоне и что он жуёт траву.

Какая, вы спросите, польза барану от того, что он знает, что он баран и что понимает, где он находится и что делает. Польза барану может быть разной. И об этом ниже.

Стоит, значит, мудрый баран и видит, что хозяин пришёл с ножом. Видно, по баранью душу. Сообразил баран, как можно в беду не попасть. Притворился мудрый баран больным, что ему плохо. Нельзя, мол, меня есть,хозяин. Врачи не рекомендуют. А того, кто рядом стоит, того можно съесть, он здоровый. И возьмёт хозяин соседнего барана и из него приготовит обед.

Нет. Мудрый баран так не поступил.

Когда увидел он хозяина с ножом. Помолился мудрый баран, как умел и предал себя на волю хозяину. Избери, мол, кого посчитаешь нужным и чьё время пришло. И пал взгляд хозяина на другого, и тот показался ему более подходящим на обед.

Второй вариант. Баран, обладающий знанием, подготовит баранов на восстание. Придёт хозяин, а мы давай против него бунтом. Разрушим загон, убьём хозяина и сбежим. Чем не вариант. Или давай сговоримся. Поймаем хозяина, посадим его в загон, а сами править и властвовать будем.

Но мудрый баран, обладающий знанием, решил, что нет, хватит нам войн и революций, ничего хорошего они нам, баранам, не дают. Бараньи судьбы наши– тому подтверждение.

Мудрый баран, обладающий знанием, решил, что он будет хорошим бараном. Что раз его хозяин держит, то надо быть полезным хозяину. Буду хорошо питаться, наращивать жирок и мясо, шерстью буду обрастать. Пускай хозяину будет больше пользы. Даже при том, что ты понимаешь, что ты баран, а он хозяин и волен сделать с тобой, что он пожелает. Но ты должен быть хорошим, потому что ты для этого создан. Хозяин не вечен. Придёт и новый. Мольбами бараньими, Бог даст, хозяин будет справедлив.

И дожил так баран до глубокой старости. И упокоился с миром, осознавая, что пожил он сполна и пора покинуть ему этот грешный мир.

- Так что и я буду хорошим бараном, - подумал так баран. Соорудил себе печь, по образу печи Ивана-дурака. Лежать ведь – это не стоять.  И шли как-то бараны и обратили внимание на плакат «Эволюция мяса. Этапы большого пути». А что это?  И понеслось тут и закрутилось, и получилось всё, о чём даже и не мечтал баран. Так ему стало от этого на душе хорошо, что взял баран гитару и запел.

 

Не пристало мужчине плакать

 

Не пристало мужчине плакать.

Не дитя ты, чтоб слёзы лить.

И пусть бьёт тебя жизнь наотмашь,

Научись ты сильнее быть

 

Брат, верь в себя!

 

Научись ты не падать духом,

Всем чертям ты живи назло!

Кто сказал тебе, что не сможешь

Ты своё раскрутить кино.

 

Брат, верь в себя!

 

Путь к успеху тернист и долог,

И не каждый, пожалуй, дойдёт,

Но ты вспомни, что ты мужчина,
Помолись и иди вперёд.

 

Брат, верь в себя!

 

Не спеши на себе крест поставить,

Дух уныния прочь гони,

Ты увидишь, что будет завтра,
Но до завтра ещё дойти.

 

И ты дойдёшь! Я верю! Брат!

 

От мудрых мыслей своих возомнил баран себя человеком, но это уже другая история. Будет время, расскажу.

 

P.S. Ничего плохого не хочу сказать о священнослужителях, истинно положивших жизнь свою на алтарь служения людям и церкви.

 

02.07. 2019г.                                                                              Олег Малышев

 

Опубликовано в журнале «Балтика-Калининград» №3/2019г. издательство «Кладезь», г. Калининград.

Работы автора представлены на сайте https://veruyajivu.ru 

Заключительная работа трилогии «Жизнь в ожидании чуда» готовится к публикации и уже написана.

Вторник, 23 июля 2019 09:10

Бонсай

Бонсай

          То, что я человек умный это видно сразу. Иду я по улице и сразу видно, что идет умный человек. Я неумным даже притвориться не могу, все это так умно у меня выходит. И не знаю я, кто это от большого ума горюет. Мне мой ум даже скучать никогда не дает, он мне такую жизнь устраивает, хоть разорвись. Вот, недавно был я безработным, так додумался писателем стать. Писателем быть хорошо. Книжки писать разные можно, гонорары получать. Опять же на работу ходить далеко не надо. Встал утром, одел халат и тапочки, вот уже и на работе. Ручку взял, тетрадку пододвинул уже и работаешь. Решено – сделано. По случаю того, что любимую работу я себе нашел, я сходил в магазин и купил бутылку водки. Грех не выпить, когда есть за что. Я и выпил немного, грамм сто. Отодвинул рюмку, взял ручку, открыл тетрадку. Тишина. Наверное, чего-то не хватало. Налил я себе ещё, потом ещё, потом немного ещё и оно пришло ко мне вдохновение: «Я пьян, ни разума, ни мысли. Хочу сказать не знаю только что. Зачем выдумывать, зачем искать сейчас того, что хочешь, а что хочу я сам не знаю. Сижу пишу вульгарно, ну и что. Мне хорошо. Какой есть в мыслях толк, когда они проходят сквозь гамму и туман извилин мозговых...». Через пару часов я понял, что я рожден не только писателем, но и поэтом. Озаренный вдохновением я творил: «Ночь, четыре тридцать пять утра, пишу стихи. Хочу понять всю пошлость рассуждений... дальше неразборчиво... но как бы ни было я знаю все равно пыльцы свет белый воцарится радостью весенней, тюльпанов вечный путь...».

            Проснувшись утром я понял, что на работе пить нельзя, или мне надо менять работу. Хорошо, что поиск ответа на извечный вопрос русской интеллигенции «Что делать?», как всегда для меня не был томительно долгим и вскоре я понял, что ещё лучше работать философом. Что есть мысль? Это нечто – будучи ничем. И этого главное много и покупать его не надо. Вот его бы еще и продать. Эх, жизнь была бы.

            К сожалению, для того чтобы твоя философская мысль была востребована ты должен быть уже умершим и желательно давно, что для меня не совсем подходило. А посему я вынужден был предаваться размышлениям о суетности моего бытия совершенно бесплатно.

           

И вот, однажды, когда я, лежа на диване, листал старые журналы, в общем-то и не питая особых надежд на то, что прочту что-нибудь интересное (воистину не знаешь где найдешь!), на одной из страниц я и увидел его – карликовое дерево в цветочном горшке – бонсай. Я понял, это была она, удача, моя синяя птица. Бонсай у нас рос повсюду. В лесопарке, что был расположен недалеко от дома он был представлен во всем своем многообразии. Чего там только не было елочки и сосенки, дубки и каштаны... Молодая поросль зеленела и радовала глаз, шорох листвы согревал, шепча, что скоро зашелестят купюры и в моих руках. Душа цвела и пела. Вечером, взяв лопату, я выкопал пару елочек, но, придя, домой мне, стало ясно, что, просто пересадив в горшки мне эти елочки за японский бонсай продать, будет непросто, уж больно горшки были похожи на наши российские. Не долго думая, я покрасил горшки желтой и коричневой красками, белой краской нарисовал по три иероглифа, срисовав их с китайского термоса, покрыл горшки паркетным лаком и поставил их сушится на батарею. Елочки на время оставил в ведре с водой. Вскоре краска подсохла, насыпав в горшки земли, я пересадил туда елочки, набросал по верху мелкой гальки, набранной мною на обочине дороги, посыпал песком, полил и японский бонсай в количестве двух штук был готов.

            Дело оставалось за малым, продать. И кому как не мне, человеку, имеющему стаж работы в сфере советской торговле было не знать, как это сделать. Однако смущало то, что наш город хоть и имел статус областного центра, но все же был он сравнительно мал, и продай я здесь свой бонсай рано или поздно был бы я бит. Это я понимал хорошо. Заняв денег у знакомых, которые под залог моих обещаний неохотно, но все же их мне дали, я купил билет на поезд и поехал к другу в Ленинград, благо, что и он город зеленый. Не знаю, что может быть приятней, чем беспечная поездка с хорошими соседями по купе под шум дождя, бьющего в окна уносящего тебя поезда. Сутки дороги промелькнули как день и вот я у Ганса дома. Мне не пришлось ему долго объяснять о цели моего приезда, он понял меня сразу. Сложив наши капиталы мы получили сумму достаточную для покупки трех цветочных горшков, да один я привез с собой. Второй у меня купила бабуля, соседка по купе. Ей очень понравились эти горшки для цветов, что были привезены мною штурманом дальнего плавания с Японии в подарок своей любимой тете, которая живет в Петербурге, к кому я ехал в гости. Признаться, я не долго упорствовал, отказываясь согласиться с тем, что моей тете будет приятно получить в подарок и один такой великолепный горшок и, что и бабуля приобретя у меня такой же, и она сможет порадовать свою внучку диковинной заморской вещицей. Мы остались с бабулей довольны. Я бабулей, бабуля горшком. Правда, Ганс не одобрил того, что я продал ей пустой горшок, ну, да ладно.

            В посудо - хозяйственном магазине мы купили три глиняных горшка, дома отыскав в кладовке краски, что хранились там с незапамятных времен и, смешав, их мы получили цвет, сочетающий в себе самую буйную фантазию и философию Востока. Вечером накопали елочек и через несколько дней японские бонсай обнаруживающие при долгом разглядывании свои типичные признаки украшали собой подоконник.

            Первым покупателем мы выбрали банк. Управляющий банком после моих тридцатиминутных объяснений наконец-то ощутил гармонию, исходящую от горшка, зелени елки, поверхности земли, воссоздающей ландшафт маленькой Японии, от собственного величия и его духовной близости с сильными мира сего. Вознесясь и снизойдя до меня.

            Мы сторговались на ста американских долларах в рублевом эквиваленте. Нам с Гансом тогда этих денег хватило и на обед, и на покупку еще десяти горшков для создания японского чуда – бонсай. Банки и фирмы, магазины и даже редактор одной газеты, которому я уступил немного в цене за проданную елочку – бонсай, выкопанную в парке за два квартала от редакции стали нашими покупателями. Ручеек поступлений в казну нашего предприятия журчал и искрился. Жизнь яркими красками отражалась на лакированных боках цветочных горшков. Мы были первыми.

            Вот только недолго. Попутал нас бес накопать елочек в городском парке культуры и отдыха, да еще и днем. Тут то нас и взяли. Потом был суд, был штраф. Не хочу вспоминать. Домой из Петербурга я добирался долго, устал, кто бы только знал как.

            Но через пару дней после того, как отдохнул и отоспался, мысль о том, а не жениться ли мне, вновь лишила меня сна.

 

 О.Малышев , ноябрь 2001г.

                                                                                                                             г.Калининград.

 

Суббота, 20 июля 2019 11:00

Другие произведения

 

Бонсай

          То, что я человек умный это видно сразу. Иду я по улице и сразу видно, что идет умный человек. Я неумным даже притвориться не могу, все это так умно у меня выходит. И не знаю я, кто это от большого ума горюет. Мне мой ум даже скучать никогда не дает, он мне такую жизнь устраивает, хоть разорвись. Вот, недавно был я безработным, так додумался писателем стать. Писателем быть хорошо. Книжки писать разные можно, гонорары получать. Опять же на работу ходить далеко не надо. Встал утром, одел халат и тапочки, вот уже и на работе. Ручку взял, тетрадку пододвинул уже и работаешь. Решено – сделано. По случаю того, что любимую работу я себе нашел, я сходил в магазин и купил бутылку водки. Грех не выпить, когда есть за что. Я и выпил немного, грамм сто. Отодвинул рюмку, взял ручку, открыл тетрадку. Тишина. Наверное, чего-то не хватало. Налил я себе ещё, потом ещё, потом немного ещё и оно пришло ко мне вдохновение: «Я пьян, ни разума, ни мысли. Хочу сказать не знаю только что. Зачем выдумывать, зачем искать сейчас того, что хочешь, а что хочу я сам не знаю. Сижу пишу вульгарно, ну и что. Мне хорошо. Какой есть в мыслях толк, когда они проходят сквозь гамму и туман извилин мозговых...». Через пару часов я понял, что я рожден не только писателем, но и поэтом. Озаренный вдохновением я творил: «Ночь, четыре тридцать пять утра, пишу стихи. Хочу понять всю пошлость рассуждений... дальше неразборчиво... но как бы ни было я знаю все равно пыльцы свет белый воцарится радостью весенней, тюльпанов вечный путь...».

            Проснувшись утром я понял, что на работе пить нельзя, или мне надо менять работу. Хорошо, что поиск ответа на извечный вопрос русской интеллигенции «Что делать?», как всегда для меня не был томительно долгим и вскоре я понял, что ещё лучше работать философом. Что есть мысль? Это нечто – будучи ничем. И этого главное много и покупать его не надо. Вот его бы еще и продать. Эх, жизнь была бы.

            К сожалению, для того чтобы твоя философская мысль была востребована ты должен быть уже умершим и желательно давно, что для меня не совсем подходило. А посему я вынужден был предаваться размышлениям о суетности моего бытия совершенно бесплатно.

           

И вот, однажды, когда я, лежа на диване, листал старые журналы, в общем-то и не питая особых надежд на то, что прочту что-нибудь интересное (воистину не знаешь где найдешь!), на одной из страниц я и увидел его – карликовое дерево в цветочном горшке – бонсай. Я понял, это была она, удача, моя синяя птица. Бонсай у нас рос повсюду. В лесопарке, что был расположен недалеко от дома он был представлен во всем своем многообразии. Чего там только не было елочки и сосенки, дубки и каштаны... Молодая поросль зеленела и радовала глаз, шорох листвы согревал, шепча, что скоро зашелестят купюры и в моих руках. Душа цвела и пела. Вечером, взяв лопату, я выкопал пару елочек, но, придя, домой мне, стало ясно, что, просто пересадив в горшки мне эти елочки за японский бонсай продать, будет непросто, уж больно горшки были похожи на наши российские. Не долго думая, я покрасил горшки желтой и коричневой красками, белой краской нарисовал по три иероглифа, срисовав их с китайского термоса, покрыл горшки паркетным лаком и поставил их сушится на батарею. Елочки на время оставил в ведре с водой. Вскоре краска подсохла, насыпав в горшки земли, я пересадил туда елочки, набросал по верху мелкой гальки, набранной мною на обочине дороги, посыпал песком, полил и японский бонсай в количестве двух штук был готов.

            Дело оставалось за малым, продать. И кому как не мне, человеку, имеющему стаж работы в сфере советской торговле было не знать, как это сделать. Однако смущало то, что наш город хоть и имел статус областного центра, но все же был он сравнительно мал, и продай я здесь свой бонсай рано или поздно был бы я бит. Это я понимал хорошо. Заняв денег у знакомых, которые под залог моих обещаний неохотно, но все же их мне дали, я купил билет на поезд и поехал к другу в Ленинград, благо, что и он город зеленый. Не знаю, что может быть приятней, чем беспечная поездка с хорошими соседями по купе под шум дождя, бьющего в окна уносящего тебя поезда. Сутки дороги промелькнули как день и вот я у Ганса дома. Мне не пришлось ему долго объяснять о цели моего приезда, он понял меня сразу. Сложив наши капиталы мы получили сумму достаточную для покупки трех цветочных горшков, да один я привез с собой. Второй у меня купила бабуля, соседка по купе. Ей очень понравились эти горшки для цветов, что были привезены мною штурманом дальнего плавания с Японии в подарок своей любимой тете, которая живет в Петербурге, к кому я ехал в гости. Признаться, я не долго упорствовал, отказываясь согласиться с тем, что моей тете будет приятно получить в подарок и один такой великолепный горшок и, что и бабуля приобретя у меня такой же, и она сможет порадовать свою внучку диковинной заморской вещицей. Мы остались с бабулей довольны. Я бабулей, бабуля горшком. Правда, Ганс не одобрил того, что я продал ей пустой горшок, ну, да ладно.

            В посудо - хозяйственном магазине мы купили три глиняных горшка, дома отыскав в кладовке краски, что хранились там с незапамятных времен и, смешав, их мы получили цвет, сочетающий в себе самую буйную фантазию и философию Востока. Вечером накопали елочек и через несколько дней японские бонсай обнаруживающие при долгом разглядывании свои типичные признаки украшали собой подоконник.

            Первым покупателем мы выбрали банк. Управляющий банком после моих тридцатиминутных объяснений наконец-то ощутил гармонию, исходящую от горшка, зелени елки, поверхности земли, воссоздающей ландшафт маленькой Японии, от собственного величия и его духовной близости с сильными мира сего. Вознесясь и снизойдя до меня.

            Мы сторговались на ста американских долларах в рублевом эквиваленте. Нам с Гансом тогда этих денег хватило и на обед, и на покупку еще десяти горшков для создания японского чуда – бонсай. Банки и фирмы, магазины и даже редактор одной газеты, которому я уступил немного в цене за проданную елочку – бонсай, выкопанную в парке за два квартала от редакции стали нашими покупателями. Ручеек поступлений в казну нашего предприятия журчал и искрился. Жизнь яркими красками отражалась на лакированных боках цветочных горшков. Мы были первыми.

            Вот только недолго. Попутал нас бес накопать елочек в городском парке культуры и отдыха, да еще и днем. Тут то нас и взяли. Потом был суд, был штраф. Не хочу вспоминать. Домой из Петербурга я добирался долго, устал, кто бы только знал как.

            Но через пару дней после того, как отдохнул и отоспался, мысль о том, а не жениться ли мне, вновь лишила меня сна.

 

 О.Малышев , ноябрь 2001г.

                                                                                                                             г.Калининград.

 

Суббота, 20 июля 2019 10:20

Обсуждение

    Хочу сказать слова благодарности  Лидии Анатольевне Фроловой, и почтить память  безвременно ушедшего Владимира Павловича Лебедева-Шапранова, разглядевшим в  работе «Ступени на эшафот» произведение, которое  они посчитали нужным опубликовать на страницах своего журнала. Это была моя первая публикация.

 

С уважением, Олег Малышев

 

Издательство «КЛАДЕЗЬ»

 

90-е годы ХХ века.

В России – очередные революционные преобразования. Великое государство раздроблено. Мелкопоместным князькам показали из-за океана пряник, пообещали много свободы, товаров и культуры и они, затуманив головы своим соплеменникам, а вернее даже, всему многонациональному люду, жившему на этой территории, кинулись в новые объятия.

Снова обманули рабочих, представив их акционерами фабрик и заводов, выгнали за ворота, растащили и распродали все оборудование и механизмы.

Рухнули старые экономические связи, пока не выстраивались политические, и уж кто тогда стал бы думать о культурных!

Появились нищие и бомжи, самые образованные бомжи в мире – инженеры, офицеры, учителя, артисты, прочая интеллигенция. Но появились и миллионеры, деньги не стоили ничего.

Страна ничего не производила, и сюда хлынули дешевые заграничные товары и продукты, блестящие и красивые, но не вкусные и вредные. Пресса, радио, телевидение писали и вещали только о скандалах, раскрытых «тайнах», на поверхность всплыли мистика, эротика, бандитские страсти. Книги стали печатать все. На газетной бумаге, с миллионами ошибок, лишь бы быстрее урвать из общего мутного потока.

Вот в такое время, в начале 90-х годов, приехал из славной страны Латвии в Калининград Владимир Павлович Шапранов – бывший военный, бывший реставратор, а сейчас немного пишущий художник-график. 

           

Владимир Павлович Лебедев-Шапранов. 1994 г.

 

Трудно в новом городе найти свое место, здесь и местные-то не знают, куда себя деть. И Владимир Павлович пошел к своим – художникам. Со многими познакомился, с некоторыми подружился, узнал их творчество. Пора было определяться.

Надо сказать, что с расколом страны, раскололась и хорошо отлаженная система творческих Союзов, с их материальной базой и системой финансирования. И художники, как, впрочем, и писатели, и музыканты, и актеры, оказались один на один с открытым, бесконечным и далеко не дружелюбным миром. Каждый выживал, как мог, гибли, к сожалению, самые талантливые, не приспособленные к борьбе.

Как в такой ситуации могла прийти в голову идея о выпуске книги об изобразительном искусстве? Ведь люди, в большинстве своем, забыли о культуре, гоняясь за куском хлеба. И, тем не менее, такой факт был – Владимир Павлович решил выпустить книгу о художниках Калининградской области, назвав ее далеко идущим названием: «Начало. Виды деятельности и направления изобразительного искусства Калининградской области».

Опыт в издании книг был, и он твердо знал – все определяют деньги.

Начались бесконечные хождения, прошения, убеждения, показы, подарки и все прочее, свойственное этому процессу во все времена. Мир оказался не без добрых людей или случилось чудо, но откликнулись КБ «Балтика» М.Д.Каретный, ОАО СП «Цепрусс» Б.А.Овчинников и СК «Айни» В.Н.Клюйков. Спасибо им великое через годы. Спасибо и тем художникам, что поддержали идею и предоставили для фотографирования свои картины. Это в первую очередь М.Г.Пясковский, В.М. Михайловский, В.Корнилов, Г.Ф.Лосец, Т.Лошкарева и другие. А ведь были и такие, которые кричали, что «не хотят, чтобы за их счет наживались».

Вторым знаменательным событием стала встреча с Л.А.Фроловой, в то время – главным инженером одной из компьютерных фирм, человеком энергичным, эрудированным  и профессионально подготовленным. Состоялся душевный и творческий альянс, который принес, как теперь видим, значительные результаты. 

            

Совместно купленный компьютер (не самый мощный, с маленьким экраном монитора) стал Уставным фондом нового общества с ограниченной ответственностью (ООО) «Изо-Центр», которое и явилось предшественником издательства «Кладезь».

Сейчас можно только удивляться, как такими средствами и на такой технике была выпущена та первая книга. А ведь на одной книге не остановились. Вскоре вышли «Янтаря дивный свет» и «Декоративно-прикладное искусство». А 1997 год – юбилейный для многих предприятий города и области – был отмечен книгой «Янтарный комбинат. 50 лет».

                             

Тот факт, что задуманное получилось, вызывает удивление до сих пор у многих. По всем законам «нормальности» этого никак не могло произойти. Но вера, упорство, некоторый авантюризм, а еще неимоверное напряжение моральных и физических сил, сделали  это возможным.

Дальнейший путь издательства и его главного редактора также не был усыпан розами. На одного делающего всегда находится десять критикующих, которые лучше всех знают, что плохо, а что хорошо, но сами не могут предъявить на обозрение ничего, сделанного своими руками.

Досталось «на орехи» и ему. Центральная газета области не нашла лучшего занятия, чем посвящать такому малому предприятию такие объемные разгромные статьи, не жалея дорогого печатного места в газете. Что там бандиты, наркоманы, взяточники – вот «Изо-Центр», редакция и издательство по искусству и культуре, нарушает все общественные и уголовные нормы, права «некоторых человеков» и, вообще, расшатывает устои государства – ату, его!.. Каких только грехов не вешали на Владимира Павловича. Сколько здоровья отняли наемные борзописцы – знает только Бог, Он им и Судья.

Но, как говорят на Востоке: собаки лают, а караван идет.

Шли годы, и продолжалась работа. Думали о будущем. Задумывали новое. Самым крупным проектом ООО «Изо-Центр» стала книга-альбом «Янтарь России». К ее созданию были привлечены мощные интеллектуальные силы: доктора наук И.Кузнецова и Г.Харин, кандидаты наук Е.Кукуев, Д.Беренбейн, руководители музеев Е.Пенкина и С.Гуляева, сотрудники музеев области З.Костяшова и А.Терехов, директор и главный художник янтарного комбината В.Громцев и Э.Лис, директора института янтаря С.Петрова.

Была проведена огромная работа по специальному фотографированию Ю. Павловым изделий из янтаря калининградских мастеров Р.Бениславского, Г.Лосеца, Б.Серова, П.Тепляшина, Л.Серебряковой, многих других, экспонатов музея янтаря и историко-художественного музея. Шла активная переписка с Царскосельской янтарной мастерской, занимающейся в то время реставрацией Янтарной комнаты. В результате, руководитель мастерской Б.П.Игдалов прислал нам свои работы. Большую помощь оказали своими материалами художники янтарного комбината и фирмы «Альк».

Интересный сведения о янтаре предложили для книги ученые из технического университета, АтлантНИРО, института океанологии им.Ширшова и государственного университета.

Так совместными усилиями был собран богатый материал, составивший первую часть книги «Янтарь России».

Во вторую ее часть, традиционно, вошли работы из коллекций различных калининградских янтарных художественных мастерских, из коллекций музеев и самостоятельных художников.

Сменились цифры столетия, очередной раз сменилась власть, наступили перемены и на предприятии. Истекшие годы реформ  полностью разрушили систему  работы творческих Союзов, книгопечатания  и пропаганды литературы.

Пришло время, после некоторого переосмысления  и преобразования,  взяв все положительное из прошлых лет, восстановить роль отечественной  литературы в воспитании человека XXI века, в создании нового образа особой Калининградской области в представлении не только зарубежных  инвесторов, но, в первую очередь, самих жителей области и всей России. Требовалось повысить роль литературы в воспитании подрастающего поколения, сохранении чистоты русского языка, утверждать в нашем крае русских народные и патриотические традиции, придать вес творческой интеллигенции области на международном уровне.

Возникла идея и появилась возможность создать издательство на гос. основе.

Наука говорит: Частно-государственное партнерство создается по следующим причинам:

1) недостатка средств государственного (муниципального) бюджета для реализации социально значимых проектов, или содержания объектов, находящихся в государственной (муниципальной) собственности.

Да был недостаток государственных средств.

2) стремления частных лиц получить экономическую выгоду от участия в частно-государственном партнерстве в виде налоговых льгот предпринимательской деятельности, дохода от использования объектов государственной и муниципальной собственности.

Было и стремление.

 

 

СОЗДАНИЕ ГОУРИП «КЛАДЕЗЬ»

В 2000 году с благословения А.Саканова, В.Котова, М.Плюхина и А.Галенко было создано государственное областное унитарное редакционно-издательское предприятие «Кладезь» для издания необходимой печатной продукции методического, рекламного и информационного характера, популяризации достопримечательностей и возможностей Янтарного края». Но не только это, смотрели дальше: «повышение художественного уровня издаваемой литературы, консолидация творческого потенциала писательских и художественных Союзов, музыкантов и артистов прибалтийского региона, популяризация  творчества местных писателей, художников, профессиональных и самодеятельных коллективов, творчества детей и юношества».

Издательство «Кладезь», кроме редакционно-издательской деятельности, взяло на себя обязательства по возрождению пропаганды литературы, проведению читательских конференций,  семинаров и консультаций, поездки в отдаленные районы области, школы и воинские части, работу с инвалидами, подбор библиотек местных авторов для слепых и школьных библиотек.

А Уставный фонд издательство получило в виде недостроенного консервного цеха в поселке Волочаевское, что по дороге на Светлый. Предполагалось, что он (Уставный фонд) может быть использован в кредитно-финансовых операциях в качестве залога для получения средств на создание производственной базы и ее развитие, выпуск новых книг по культуре и искусству. Но хотели, как лучше, а получилось… опять плохо. Никак не оформленные земельные участки под цехом не позволяли брать кредиты, а с 2001 года Правительство позаботилось о том, чтобы весь «недострой» облагался налогом на имущество. И над «Кладезем» повис «дамоклов меч» в 1 500 000 рублей. Вот тебе и культура! Занимайся, чем хочешь, а за чужие разбитые кирпичи заплати родному государству.

Это было бы смешно, если бы не было грустным. Большое количество времени, здоровья, средств, сил уходило не на творчество, а на то, чтобы оставаться в лоне закона, где-то что-то не нарушить.

И все-таки, на пике неприятностей, произошел еще один прорыв в деятельности издательства: в 2001 году был зарегистрирован журнал региональной культуры «Балтика-Калининград». Много души вложено в этот журнал, преодолено множество сомнений, проделано много предварительной работы.

Теперь в сферу интересов издательства включались местные литераторы, а также музыканты, актеры и другие деятели культуры. Благословил создание журнала «светлогорский отшельник» Юрий Николаевич Куранов, с которым в последние годы его жизни очень подружился Владимир Павлович.

В неторопливых дружеских беседах о путях развития литературы и отдельных личностей в ней, об истории и религии, об отношениях с властью и родилась идея нового журнала-альманаха, под эгидой которого можно было бы объединять разделенное, выявлять потаенное, предъявлять невостребованное. Страницы журнала должны были бы принять и молодых, и самодеятельных писателей.

Пока идея из кабинета Куранова перебралась в издательство, она обросла новыми подробностями, расширилась, короче, преобразовалась не в толстый литературный журнал, а в обобщенный журнал региональной культуры, на страницах которого должны были получить отражение события культурной жизни области: это и изобразительное искусство (без него мы не можем!), музыка, театр, музеи, библиотеки, Дома творчества детей и юношества, школы искусств, художественная самодеятельность. И конечно, литература во всем ее многообразии.

Большую помощь в создании первого номера журнала оказали члены его редакционной коллегии: О.Глушкин, И.Кузнецова, О.Каштанов, А.Лунин, С.Николайчук, А.Овсянов и другие.

Работа над журналом вдохновила, сблизила, пробудила в его создателях самые лучшие чувства. Все старались никого не забыть, подобрать самое достойное, представить нашу культуру во всех ее направлениях. Выход журнала ждали с волнением и нетерпением. И он вышел в марте 2001 года тиражом 1000 экз. – мы тогда думали, что в нашей области наберётся столько культурных людей или людей, интересующихся делами культуры.

            

Первое впечатление – восторг! Лихорадочное метание. Затем, при внимательном просмотре, конечно, были найдены досадные ошибки, неточности, явные промахи. Много можно было бы сделать замечаний, но не это было главным. Главным был факт – журнал региональной культуры «Балтика-Калининград» увидел свет, а свет увидел: в Калининграде появилось достойное издание по культуре края.

Ну, а теперь ложку дегтя – в бочку меда… Идея создания журнала вдохновила только, так сказать, рядовых деятелей культуры. Ни один чиновник или депутат не откликнулись поддержать издание журнала. А когда мы обратились в Обл.Думу, наши славные депутаты Ф.Ярошевич, Дударев и С.Козлов заявили, что аморально в такое (?!!) время тратить деньги на пустяки. Таковы уж наши избранники, они-то знают, что морально, а что аморально.

В Управлении культуры пообещали помогать, если журнал продержится 2 года. И надо отдать им должное, за первые семь лет его существования была оказана единовременная помощь в тридцать тысяч рублей, которых, конечно, не хватает даже на выпуск одного номера журнала.

А между тем издательство и редакция напряженно работали. Выходили книги местных писателей, выходил журнал.

 

ПОМОЩЬ БУКВЫ «Г»

Реализуя очередную идею – создание серии книг «Янтарный край России», сотрудники редакции и члены редколлегии журнала осуществили большую передвижническую деятельность на территории области. С выставкой графических работ В.П.Лебедева-Шапранова, деревянными скульптурами А.И.Баринова из его коллекции «Образы деревьев», книгами и журналами они посетили самые отдаленные уголки области: Краснознаменск, Неман, Гусев, Нестеров, побывали в Советске, Черняховске,Светлом, Балтийске, Правдинске, Багратионовске, Мамонове, Гурьевске.

Состоялись незабываемые встречи с местной интеллигенцией. Перед ними выступали известные калининградские поэты А.Лунин, А.Галенко, С.Симкин и прозаики О.Глушкин, Б.Попов, краеведы А.Овсянов и Б.Адамов. Встречающие также не были пассивными слушателями. Они ждали гостей, готовили выступления, концерты местных талантов.

Поездки показали, как многим обделены наши провинции в смысле культуры, и в то же время, как много талантов живет в нашей глубинке: и поэтов, и художников, и мастеров декоративно-прикладного искусства, и певцов, и танцоров, и музыкантов.

Только вот, почти негде им заниматься своим творчеством – ДК везде закрыты, разрушены, нет средств на костюмы и инструменты, на поездки с концертами. На многое жаловались люди. Ну, хоть кому-то пожаловаться! Мнение было единым: управление культуры администрации области управляет культурой администрации и совсем не управляет культурой области.

Жители области и города с восторгом принимали наш журнал, который открыл им много нового и рассказал о многих из них на своих страницах. Библиотекари и учителя были самыми благодарными и восторженными читателями журнала. По материалам журнала проводились открытые уроки в школах, конкурсы по краеведению, он оказался так  нужен школьникам и совсем не нужен чиновникам от образования.

Закономерным результатом этих поездок стал ряд книг серии «Янтарный край России», начиная с заглавной книги серии, а также книг «Калининград – столица Янтарного края», «Багратионовск», «Светлый», «Краснознаменск», «Гурьевск», «Советск».

   Своей чередой идет выпуск книг калининградских поэтов и прозаиков. Все это - в полцены, на энтузиазме и сердобольности. Продолжают выходить номера журнала. Тоже исключительно на бескорыстии авторов, которые не получают гонорар за свои произведения, и средств издательства, которые в конечном счете так и не возвращаются, ибо распространяются журнал по ценам ниже себестоимости, чтобы стать доступным своим основным читателям – школьникам, студентам, учителям и библиотекам.

Особым событием стали выпуски книг прозы «Такая разная охота» и «Истории охотничьей избушки». Книги о природе – редкое для нашего времени явление, особенно книги, написанные хорошим русским языком, с тонкими наблюдениями, с юмором.

Большой проект был осуществлен в юбилейном 2005 году. В честь 60-летия Победы в Великой Отечественной войне осуществлен выпуск двухтомника поэзии и прозы «Эхо войны», составителями которых стали О.Глушкин, А.Лунин и В.Шапранов.

Несколькими книгами и специальными номерами журнала отметила редакция славные юбилеи Российского флота и морской пехоты. В 2006 году к 60-летию области выпущена «Антология калининградского рассказа». В 2007 году, кроме книг калининградских литераторов, вышли из печати художественный альбом «От руин до иконы» о духовном возрождении Запада России, книга, благословленная Патриархом  Кириллом в бытность его митрополитом Смоленским и Калининградским, и книга к 200-летнему юбилею Тильзитского мира «Тильзит – Советск».

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

    За годы своей деятельности издательство стало неотделимой частью культурной жизни региона, настоящим центром притяжения для поэтов и прозаиков, актёров и художников, музыкантов, краеведов и работников музеев, многих работников и деятелей культуры районных центров области. Здесь можно было тогда и до сих пор опубликовать материал о деятельности творческого коллектива, заказать за полцены собственную книгу, получить интересующие сведения о коллегах и пр. и пр. Издательство и редакция журнала «Балтика» постоянные и активные участники всех культурных и литературных мероприятий, проходящих в нашей области. Мы участвуем в работах жюри различных конкурсов, в съездах и фестивалях самодеятельных авторов, детских конкурсов. Освещая деятельность учреждений культуры, предоставляем возможность читателям лучше узнать местные таланты, сокровища коллекций,

 

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

    В 2012 и 2013 годах, после ухода из жизни гл.редактора издательства В.П. Лебедева-Шапранова, нам была оказана финансовая поддержка, и в свет вышли по два номера журнала. С 2014 года, когда сам журнал претерпел некоторую модернизацию, наше партнёрство не просто оживилось, но встало на путь регулярной поддержки журнала в рамках Издательской программы правительства Калининградской области.   

    За время существования Издательства было выпущено около 200 книг, среди которых книги по искусству, краеведению, сборники стихов, проза, романы почти 50-ти калининградских писателей и даже авторов Литвы. На сегодня вышли 60 номеров регионального журнала по культуре и искусству «Балтика».

Уверена, что Издательство «Кладезь» оставило свой след в истории Калининградской области.

_________________________________________________________________________

Пройдите по ссылке "Кладезь" и вы узнаете его историю, 
познакомитесь с выпущенными им книгами и номерами журнала, 
которые хранятся на Евразийском журнальном портале «МЕГАЛИТ» (www.promegalit.ru)
и в Фонде релизов НООБИБЛИОН (omskmark.moy.su/publ/essayclub/noobiblion)

Страница 1 из 2